25 января

Названия кораблей на верфях Николаева были поводом для анекдотов

Николаевски исторические хроники

Когда-то у старых моряков был популярен анекдот:
«Запрос в английском парламенте.
- А известно ли уважаемому премьер-министру, что Россия намерена усилить свой Черноморский флот 15 новыми броненосцами, которые назовут именами 12 апостолов и трех святителей...».
Эти два линкора - «Двенадцать апостолов» и «Три святителя» - строили на николаевской верфи, но ерничали по поводу их названий все, кому не лень.

Странных надписей на борту было предостаточно. Но это объяснимо. Запас фантазии чиновников был ограничен, а строили в те времена много. Только около двух тысяч парусных судов  соорудили корабельные мастера на верфях Николаева, Севастополя, Питера.
За все время существования флота чаще других повторялись названия: «Надежда» - 22, «Москва» - 18, «Нарва» - 14, «Меркурий» - 11, «Выборг» - 10, «Полтава», «Самсон» - 8, «Не тронь меня», «Азов» - 7, «Ингерманланд» - 6, «Штандарт» и «Гангут» - 5.
Зачатие Святой Анны
Участник средиземноморской эскадры адмирала Сенявина флаг-офицер Свиньин в своих дневниках язвил по поводу кораблей, построенных на Балтике:
«Никогда так не поражает странность имен некоторых наших кораблей, как при ответах капитанов, когда опрашиваемы они бывают ночью часовыми. На вопрос, «кто идет», капитан должен назвать имя своего корабля, и потому так странно слышать, что идет «Святая Елена», «Зачатие Святой Анны»…
Время - главный и самый страшный враг деревянных кораблей. Порой гниль в перемирье   была более эффективна, чем огонь любого сражения. И корабли, естественно, умирали. Но имена не забывались, продолжали жить.
Традиция давать кораблям имена восходит к эпохе Древнего Египта: суда фараонов «Явление в Мемфисе» и «Дикий бык» наводили ужас на средиземноморские берега еще за полторы тысячи лет до Рождества.
Сохранились названия парусника «Сиракузянка», построенного Архимедом и переименованном затем в «Александриаду», древнеримской либурны «Стрела», корабля «Европа» из Помпеи.


Что на борту
Есть даже целая наука - каронимика, наука о названии кораблей, которая занимает место в ряду военно-исторических дисциплин.
По мере строительства флота в середине XVIII века наиболее часто применялись имена славянских князей - «Владимир», «Святослав», «Ярослав», «Всеволод».
В качестве названий парусных фрегатов появляются прилагательные - «Твердый», «Храбрый», «Грозный», «Скорый», которые должны были символизировать боевой дух нации.
Святые и грешные
Много кораблей получали имена религиозного содержания - «Три иерарха», «Двенадцать апостолов», «Пантелеймон», Святой Павел», «Уриил», «Святой «Гавриил», «Ягудиил», «Архангел Михаил».
Линейным кораблям и фрегатам давали названия в честь мест, где войска и флот одерживали победы.
Корабли среднего класса могли крестить   какими-либо аллегорическими именами.
Гребные и парусно-гребные суда, скампавеи, галеры, прамы носили названия птиц, рыб, зверей, а также рек.
Была сохранена оригинальная серия «богинь»: после 1905 года построили новую «Палладу» взамен погибшей в Порт-Артуре, а вернувшиеся с войны «Аврора» и «Диана» продолжили службу.
В честь султана и КПСС
Но и политика проникла в мир кораблей. Был такой линейный корабль Черноморского флота «Султан Махмуд» (1837), названный в честь турецкого монарха.
В советскую эпоху каронимика под бдительным присмотром компартийных чиновников приобретала новое содержание. Так появилялись десантный корабль «50 лет шефства комсомола», траулер «XXVI съезд КПСС, сторожевой корабль «Имени 70 лет ВЧК КГБ».

    Просмотров:
    comments powered by HyperComments