Пентагону подготовили экспертизу психического здоровья Путина

Комментарии:

Злость, отвращение и презрение, но никакого страха. Таковы результаты анализа выступлений Владимира Путина перед вторжением в Украину и после него, которыми клинический психолог Нирит Пизано поделилась с участниками Симпозиума по стратегии сдерживания, проведенного Стратегическим командованием Вооруженных сил США.

Отсутствие страха помогает объяснить, почему с Путиным не работает традиционная стратегия сдерживания, рассказала Пизано 700 связанным с Пентагоном участникам конференции и изданию Nikkei Asia.

Лаборатория Cognovi Labs, где Пизано работает ведущим психологом, использует искусственный интеллект и поведенческую психологию для оценки эмоций людей, чтобы понять, что движет их решениями. В случае с Путиным Cognovi Labs анализировала его выступления 21 и 24 февраля 2022 г., а также несколько выступлений год и более спустя – послание Федеральному собранию 21 февраля 2023 г. и пресс-конференцию с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом 4 сентября.

Подопытному выставляли баллы, оценивая его уровень активации (связь эмоций с поведением) и составляя рейтинг намерений, указывающий на степень готовности к действию. В расчет принимались 10 эмоций: шесть базовых (радость, злость, отвращение, страх, печаль, удивление) и еще четыре, которые имеют значение в таких областях, как политика сдерживания, национальная безопасность и принятие решений, – развлечение (веселье), презрение, надежда и вера (доверие).

В двух обращениях Путина к гражданам России, накануне и в день вторжения в Украину, главными эмоциями были злость, отвращение и презрение. Пизано называет проявление этих эмоций базовым у Путина.

При этом в речи 24 февраля, где Путин объявил о введении войск, веры и надежды было заметно больше. По мере того, как он «наращивал уровень веры и надежды относительно своего предприятия – надежды на его успешный исход, – он становился эмоционально более решительным и устойчивым», говорит она.

Хотя военные действия, несмотря на дальнейшие утверждения Путина, пошли не по плану, это не изменило его эмоциональной позиции и готовности продолжать войну, выяснили эксперты. В обращении к Федеральному собранию через год после вторжения в речи Путина по-прежнему доминировали надежда, а также злость, отвращение, презрение и вера. Рейтинг намерений составил 61 пункт против 39 и 50 в выступлениях 21 и 24 февраля 2022 г. соответственно.

На пресс-конференции после недавней встречи с Эрдоганом, где Путин отказался от продления зерновой сделки, отмечается все тот же набор эмоций – как в выступлении с подготовленной речью, так и в последующем разговоре: высокий уровень злости, отвращения, презрения, надежды, веры, а также удивления. Рейтинг намерений составил 54 пункта.

Что особенно важно с точки зрения военных и политиков противостоящих Кремлю стран – во всех речах Путина абсолютно не было страха, указывает Пизано. Это означает, что стратегия сдерживания в его случае, по-видимому, не работает.

Подтверждением этому может быть сам факт начала войны. Путина не остановили усилия разведки США, которая с конца 2022 г. стала озвучивать информацию о его готовности начать вторжение, приводя данные о развертывании войск у украинской границы. Такая публичность ЦРУ сама по себе была беспрецедентным шагом и была рассчитана как на подготовку стран НАТО и Украины к возможным военным действиям, так и на сдерживание Путина. Озвучиваемая разведывательная информация демонстрирует «удивительную последовательность» Путина в реализации своих планов, что помогает убедить союзников и партнеров США занять более жесткую позицию, которая, как они надеются, расстроит планы российского президента или даже заставит его их изменить, говорил высокопоставленный сотрудник Белого дома Financial Times незадолго до вторжения.

Согласно концепции Стратегического командования ВС США, операции сдерживания должны влиять на процесс принятия решений противниками Вашингтона. Нужно заставлять их отказываться от действий, угрожающих интересам США, поскольку такие действия приведут к потере выгод, которые они ищут, и издержкам, которых они боятся. Также должна быть предложена приемлемая альтернатива.

Но если у противника отсутствует чувство страха, «наши стратегии иногда могут стимулировать то самое поведение, которое мы пытаемся предотвратить», указывает Пизано.