Главная | Новости | Политика | Бизнес | Криминал | Спорт | Телепрограмма | Автосалон | Досуг | Знакомства | История | Архив | Форум |

Последний урок поэта

Ушла целая литературная школа, где николаевец Эмиль Январев был не только учителем, но и учеником

Дмитро КРЕМИНЬ, лауреат Национальной премии Украины имени Т. Г. Шевченко

Умер Эмиль Январев - прекрасный поэт, энциклопедист, один из немногих аристократов духа.

Ушла целая литературная школа, где Эмиль Израилевич был не только учителем, но и учеником.

- Poёta - semper tira, - любил он повторять, листая к очередному выпуску популярной своей телевизионной передачи "Поле зрения" томик стихотворений Катулла, древнеримского поэта. Но Валериус Катулл был не единственным любимцем утонченного выпускника литературного института имени Горького в Москве и пединститута имени Белинского в Николаеве. Как это ему удавалось - Бог весть, но учился николаевский парнишка в двух вузах сразу. Пединститут окончил в 1952-м, литинститут - в 1953-м. И, к тому же, только Эмиль учился в классе знаменитого автора "Гренады" и "Каховки" Михаила Светлова, о чем написал в пронизанных светом любви к мастеру поэтических строках. А ведь он учился с будущей звездной плеядой поэтов-шестидесятников, знал юных, моложе его, Евгения Евтушенко, исключенного из литинститута, знал его первую любовь Бэллу Ахмадулину, дружил с Робертом Рождественским. О поэтах-земляках, записных к тому времени москвичах, уж и не говорю. Впрочем, избирательным учеником у великих поэтов был Эмиль. Учился номинально, скажем, у Светлова, а многое почерпнул у сурового мастера, прошедшего войну политруком, Бориса Слуцкого. Не зря, как мне кажется, и первую книгу, вышедшую именно в Москве, да еще в "Советском писателе", в 1967 году, 36-летний автор назвал - "Переправа". Кто помнит бессмертные строчки из "Василия Теркина" Александра Твардовского, подумает о них. Но нет, Эмилю были дороже стихи Б. Слуцкого о том, как тонут лошади на разбомбленной переправе. Я это знаю с его слов.

Дитя военного лихолетья, годы, когда в городе Николаеве хозяйничали немецкие оккупанты, мальчик провел в эвакуации. После войны видел, как вешали фашистов. У него, у Январева, есть такой цикл неизданной прозы, опубликованной только в прессе, под названием "Дети Победы". Там есть и об этом - о казни офицеров проигравшей войну армии. Тех, кто лютовал и в его родном городе. Война была вечной болью мальчика, спасшегося в эвакуации, в Средней Азии: вряд ли оберштурмфюрер СС, офицер СД Роллинг пропустил бы в "черных списках" еврейского мальчика. Памяти своих сверстников - героев-подпольщиков, связных легендарного "Кена", Корнева-Лягина, Шуры Кобера и Вити Хоменко посвящена пьеса "Это было в Николаеве", которую Эмиль Январев написал в соавторстве с Михаилом Владимовым, впоследствии ярким поэтом-сатириком. У талантливого, бесконечно доброжелательного мудрого Эмиля было очень много друзей, поклонников и поклонниц. Легендой стала и любовь Эмиля к Людмиле, второй - и единственной в жизни поэта. Вспоминаю фото, где они - Эмиль и Люда - такие лучезарно молодые, в Коктебеле или в Юрмале... Господи, как же не верилось тогда в печальный конец…

А все-таки поэты живут и после смерти. Думаю, потянутся немолодые, но и юные николаевцы к томикам стихов известного, коренного своего поэта. Я сам перечитаю книги Эмиля Январева, все, что смерть поэта придает совершенно иное звучание стихам, и это уже навсегда. Все книги учителя и друга у меня с автографами автора, к тому же, стихотворными посвящениями, - нет, нет и нет забытью, Эмиль, Эмиль Израилевич…

Достаньте их с полки, стихотворные сборники

Э. Январева - от "Переправы" до избранного "Ольвийский причал", последних сборников "Документ" и "Стихи мои младше меня", отмеченных престижной всеукраинской премией имени Н. Н. Ушакова. Вслушайтесь в голос Поэта, растворившийся в шелесте платанов, пенье птиц, шуме прибоя. Урок Эмиля Январева в том и состоит, что поэзия жива во время урок. И слово человеческое - в поэзии обретает свое бессмертье. Прочитайте их.

Прости и прощай, Мастер…

Злоба дня

Вы спросили у меня,

Пацаны десятой школы,

Что такое злоба дня…

Это - рощи, это - долы

И под солнцем зеленя.

Все, что утешает нас

В этой жизни торопливой,

Трепет губ, сиянье глаз,

Блеск аллеи тополиной,

Друга искренний рассказ.

* * *

Увидев над тобою ореол,

Которого не видели другие,

Я за тобою в сумерках побрел,

Как будто свыше трубы протрубили.

Я протянул тебе свою ладонь,

И ты смогла под молодой луною

хлеб преломить, принять мою любовь,

родить мне дочь и жизнь пройти со мною!

* * *

Задор стариковский, ей-богу, - брехня!

С годами приходит смиренье.

И все же стихи мои младше меня,

Наивней, смелее.

В них страсти

Еще кипяточком кипят,

Как раньше, крамольны вопросы.

Они безоглядны с макушки до пят

И - темноволосы!



   

 
Декабрь