Главная | Новости | Политика | Бизнес | Криминал | Спорт | Телепрограмма | Автосалон | Досуг | Знакомства | История | Архив | Форум |

Должны ли воры сидеть в тюрьме?

Вопросы Виктору Медведчуку

Еженедельник "2000"

Вы критикуете политику реприватизации, но я считаю, что проводить "раскулачивание" все-таки надо, поскольку действительно многие фабрики-заводы украдены у народа, а потому "воры должны сидеть в тюрьме" - и т. п. (Иван Сенченко).

В. Медведчук: Можно сколько угодно рассуждать на тему "украл - не украл", но исторический опыт однозначен - первые большие деньги нигде и никогда не делались честным путем. Что мы имели изначально? Государство, которое от социалистической (т. е. - государственной и коллективной) формы собственности решило перейти к капиталистической (т. е. - частной). На место формальных хозяев (трудового коллектива) на том или ином предприятии должен был прийти реальный Хозяин.

Однако где взять хозяев в обществе, которое их десятилетиями сознательно не продуцировало, подавляя любую частную инициативу? Где взять соответствующий опыт? Где, в конечном итоге, найти стартовый оборотный капитал, чтобы то или иное предприятие становилось конкурентоспособным в новых, рыночных условиях?

А ведь от этих факторов зависела жизнеспособность всей государственной экономики, которая оказалась в положение человека, которого обучают плавать путем "вбрасывания" в воду - и он начинает грести. Сначала неумело, смешно, но потом - все более и более уверенно, а потом уже - и мастерски.

Имею в виду, что Украина просто вынуждена была пройти этап "хаотического" капитализма (его еще называют "диким") - со всеми его негативными, а иногда - и просто отталкивающими сторонами. К которым следует отнести и манипуляции с приватизационными процессами (к ним, к слову, в 1990-х имели непосредственное отношение представители нынешней власти, например - Виктор Пинзеник как вице-премьер по вопросам экономической реформы, Юрий Ехануров как председатель Фонда госимущества).

Плюс к этому - несовершенный законодательный базис, который давал возможность безо всяких нарушений скупать производственные мощности почти за бесценок.

И тут мы подходим к главному - новые владельцы, независимо от методов приобретения этого статуса (подчеркиваю, сюда я ни в коем случае не отношу случаи откровенно криминала) четко разделились на две категории: одни "выжимали" из предприятий все "соки", после чего бросали их и работающих там людей на произвол судьбы, другие - работали на перспективу, вкладывая деньги в производство, расширение, модернизацию, социальную инфраструктуру - и т. п.

Поэтому, когда мы ведем речь о приватизации, необходимо четко уяснить следующий момент и искренне признать: рабочего человека в конечном итоге не волнует, каким образом его завод достался бизнесмену Н. Рабочий человек хочет хорошей зарплаты, безопасных условий труда и уверенности в завтрашнем дне. И если собственник предприятия это обеспечивает, честно при этом ведя себя по отношению к государству в плане уплаты налогов - к нему не должно быть никаких претензий. Если же имеет место откровенная эксплуатация людей и мощностей - необходимо слово Закона.

Но - именно Закона, а не отдельно взятого государственного деятеля, независимо от того, какую должность он занимает и насколько популярен в народе. Проблема же в том, что такого специализированного закона нет, в связи с чем любые реприватизационные действия вправе быть поставлены под сомнения.

Исходя из всего вышеизложенного, я считаю:

а) реприватизации должны быть подвержены только те предприятия, владельцы которых не выполняют инвестиционные обязательства перед государством и трудовыми коллективами;

б) данный процесс должен быть жестко регламентирован законодательно.

И только при соблюдении этих условий можно начинать соответствующие действия, а не по прихоти нескольких людей, нередко при этом, к тому же, преследующих личные интересы.



   

 
Декабрь