Командир "Азова" Денис Прокопенко: Сейчас мы сами за себя

Комментарии:

Через два месяца полномасштабного вторжения России в Украину Мариуполь стал символом непокорности.

Несмотря на постоянные атаки, бои в городе и блокаду, бойцы "Азова" и морской пехоты героически удерживали оборону.

В последние несколько недель войны настоящей крепостью для украинских военных и гражданских стал меткомбинат "Азовсталь".

Все это время гарнизон "Мариуполь" обращался к президенту и всем мировым лидерам с просьбой применить процедуру "экстракшн" в отношении раненых бойцов и военных.

Переговоры о такой возможности продолжаются и сейчас. Но тем сильнее становятся обстрелы врага по всем видам вооружения.

В этом коротком разговоре, записанном при очередной попытке штурма, командир полка "Азов" Денис Прокопенко, позывной "Редис", рассказал УП о ситуации на заводе и о том, почему блокада Мариуполя произошла.

– Какая сейчас ситуация на "Азовстали"?

– Ситуация крайне тяжелая. Мы с 25 апреля держим круговую оборону завода. Идут очень тяжелые кровопролитные бои. Противник последние несколько дней пытается нас штурмовать. Он уже проник на завод. Бои фактически ведутся внутри завода. Внутри постройки и ангары, промышленный комплекс.

Противник использует абсолютно все виды вооружений. И корабельную артиллерию, и авиацию, и танки, и РСЗО. Он пытается использовать тактику "выжженной земли" и просто разрушает все, что находится вокруг.

– Есть ли сейчас координация с властью и Генштабом? Что они вам говорят?

– Да, конечно, есть. Мы надеялись некоторое время на деблокаду, которая сейчас не состоялась. Сейчас мы должны помочь сами себе, чтобы победить в этой битве. Власти пытаются решить вопросы по дипломатическому пути и переговорам.

Но сейчас – пусть это грубо звучит – мы сами за себя.

– Как вы считаете, достаточно ли было сделано за все время, чтобы спасти Мариуполь?

– Я могу сказать, что мы сделали все возможное и невозможное, чтобы оттянуть на себя превосходящие силы противника.

Мы совершенно осознанно пошли в этот котел. Понимая, что согласно плану обороны, нужно будет вести круговую оборону в городе, и оно, собственно, так и произошло.

Считаю, что мы внесли весомый вклад в перелом ситуации в целом в Украине и оттянули на себя большую группировку сил противника, чтобы ослабить давление на других направлениях. Это позволило получить вооружение Украины от западных партнеров, перегруппироваться и действовать более эффективно.

– До какого момента возможна была деблокада Мариуполя?

– Можно было просто не допустить сложившейся сейчас ситуации.

Если бы все города, начиная с Геническа, Мелитополя и Бердянска, так же держали оборону и давали бой противнику, тогда бы он точно не дошел за четыре дня из Крыма до Мариуполя.

Так как этого не произошло, мы оказались в окружении. Потому что противник фактически без сопротивления преодолел достаточно большой километраж. Практически без боев, маршем он прошел из Крыма и оказался в западных окрестностях города Мариуполь.

– У вас есть объяснение, почему так произошло?

– У меня есть собственное видение этой ситуации. Если бы находившиеся там войска устойчиво держали оборону, вгрызались бы в землю и сражались с противником, не давали бы ему просто так заходить в города, была бы совсем другая картина.

Дело в том, что противника нужно было уничтожать еще на перешейке при выходе из Крыма под Геническом. В этом районе противник был крайне ограничен в маневре и имел только единственный маршрут выдвижения. Учитывая рельеф местности, противник был канализован.

С тактической точки зрения это было самое благоприятное место для нанесения огневого поражения с целью уничтожения и последующей блокировки вражеской группировки. Противника нужно было уничтожать там, во время выдвижения из Крыма. И этого почему-то не было сделано.

36-я бригада морской пехоты, действия которой не поддаются никакому логическому объяснению... Сначала один батальон внезапно сдался в плен, это было еще 4 апреля. В результате чего мы потеряли в то время единственный путь сообщения между "Азовом" и 36-й бригадой. Затем неожиданно командир 36-й бригады принял решение, никого не предупредив, просто уйти на прорыв в неизвестном направлении и тем самым потерял многих. Так же многие люди были брошены на произвол судьбы, и они просто попали в плен.

Если бы этого не произошло, с этой бригадой мы бы еще долго могли держать оборону на правом берегу, но фланг был обнажен и после завершения зачистки завода Ильича противник бросил все свои силы на наше направление – это позволило ему наступать на нас с фланга и тыла.

Один из батальонов "Азова" оказался в двойном кольце оцепления. Было принято решение прорываться с боем на завод "Азовсталь".

Эти нескоординированные действия, внезапно произошедшие со стороны 36-й бригады, привели к катастрофическим последствиям, которые уже не могли вернуть назад.

Это было решение командира 36-й бригады полковника Баранюка, или его на это кто-то подтолкнул из руководства – мне неизвестно. Но в любом случае оно было совершенно нелогичным – на заводе Ильича еще достаточно долго можно было держать оборону, но почему такое решение было принято – мне неизвестно.

У них было достаточно боевой техники и боеприпасов, чтобы удерживать оборону.

– Насколько я понимаю, там было достаточно большое количество людей. Где 1500 военных?

– Да, где-то так, даже немного больше.

– Большинство из них попали в плен, насколько я понимаю?

– Да, это примерно 1000 наших морских пехотинцев.

– Сколько человек сейчас находится в укрытиях "Азовстали"? И верите ли вы в переговоры?

– По состоянию на сейчас (утро 8 мая) все гражданские с завода эвакуированы.

Во время последней эвакуации противник не соблюдал режим прекращения огня. Машина, ехавшая за гражданскими, была обстреляна. Противотанковая ракета попала в нее, погибли трое бойцов, шестеро получили ранения.

Я хочу, чтобы весь мир знал, что мы ни в коем случае не удерживали на заводе гражданских лиц. Эвакуация гражданского населения проходила в четыре этапа. Большинство людей просто боялись выходить из подвалов под тяжелой авиабомбардировкой противника.

Они не верили, что автобусы доедут до Запорожья, боялись, что их заберут в РФ. Поэтому на первый этап эвакуации пошли добровольцы, изгонять людей насильно из укрытия мы не имели права.

После того, как автобусы доехали до Запорожья, люди поверили, что это реально и согласились ехать вслед за ними.

Все переговоры по отношению к нам должны вести политики, а мы – солдаты, мы воюем.

Все будет Украина!

Мы обязательно победим.

Rambler's Top100