27 июля

Николаевские партработники сало на рынке брали «со скидкой»

Николаевские исторические хроники

Приказчик с Таврической улицы

К жандармскому ротмистру, служившему в Николаеве, явился мещанин, живший на Таврической улице. Он сообщил, что его сосед - опасный революционер:
- Сам как-то сказал мне, что все время думает о Марксе. А Карл Маркс, как известно, предводитель всех бунтовщиков.
Заинтересовавшись сообщением, ротмистр стал подробно расспрашивать насчет соседа.
- Что еще подозрительно, - заявил мещанин, - так это то, что по ночам он выходит на крыльцо и долго смотрит в небо.
Получив необходимые сведения, ротмистр приказал установить наблюдение за подозрительным соседом. Однако результатов это не принесло.
Выяснилось только, что подозреваемый - приказчик и служит в магазине на Соборной. Поломав себе голову, ротмистр вызвал приказчика к себе и напрямую спросил у него:
- И что же это заставляет вас все время думать о Марксе?
Приказчик оторопело уставился на ротмистра, а затем поправил его:
- О Марсе, господин ротмистр. Мне очень интересно: существуют ли на этой планете разумные существа? А вы тоже увлекаетесь астрономией?
Ротмистр остолбенел, затем стал что-то мямлить о Солнечной системе и поспешил отпустить приказчика домой.

Подлодка  Лейбовича

1920 год. На Соборной встретились двое знакомых.
- Вас не узнать, мосье Лейбович! На вас бушлат, тельняшка, бескозырка… Вы всю жизнь прослужили в Николаеве по банковской части, а теперь стали моряком?
- Меня призвали на военную службу. Вначале я попал в кавалерию. Подхожу к лошади и спрашиваю, а  как на нее садиться? Лицом к хвосту или как? Ну, меня сразу же и отчислили. Направили на курсы пулеметчиков. Там я первой же очередью чуть не срезал командира полка. Опять отчислили и направили во флот. Так я попросился на подводную лодку.
- Это почему же?
- Под водой как-то спокойнее. Никто не машет саблей, не ходит в штыковую атаку, не роет окопы….

Сало для диктатуры пролетариата

1923 год. На базаре Николаева представительный гражданин торговался с селянином, который продавал сало и никак не желал снижать цену на свой продукт.
- Проявляете несознательность, товарищ, - наконец сказал гражданин. - Сейчас такая сложная международная обстановка, все мы буквально сидим на пороховой бочке, а вам важнее всего какое-то сало. Вы читали последнюю речь товарища Зиновьева? Знаете, что сказал товарищ Троцкий по поводу мировой революции? Давайте я вас вкратце проинформирую по данному вопросу, а вы уступите мне в цене.
Крестьянин в энергичных матерных выражениях высказался по поводу мирового революционного процесса, а также речей Зиновьева и Троцкого.
- Совершенно напрасно вы так горячитесь, - сказал представительный гражданин. - На рынке находится оперативный комиссар гепеу, и ему будет очень интересно узнать о вашем отношении к любимым вождям советского народа.  И тогда ближайшие дни вы проведете не дома, а в приятной компании чекистов.
Селянин плюнул, опасливо оглянулся и сбавил цену.

Лучше уж отравиться...

1928 год. В Николаеве толковали о различных средствах ведения войны.
- Представляете, - говорил в очереди за хлебом старичок из бывших военных, - налетают на Николаев аэропланы и сбрасывают тонны отравляющих веществ. Населению конец.
- Какой ужас! - воскликнула молодая женщина.
- Вам, сударыня, я могу подарить мой личный противогаз! - галантно предложил старичок. - В нем я воевал на фронтах империалистической войны.
- Не надо! - отрезала женщина.
- Знаем мы вас: сначала подарки, а затем разврат предлагаете. Лучше смерть от газов, чем постель такой старой обезьяны, как вы!

Ария комиссару

В подвале Николаевской ЧК разговаривали двое арестованных.
- Слушайте, Рабинович, как вас угораздило сюда попасть?
- Вы же знаете, по Николаеву все время ходят эти ужасные большевики-комиссары и производят обыски. Так мне посоветовали: как только они придут, надо сделать для них что-нибудь приятное.
- А именно?
- Например, спеть «Интернационал». Это их смягчит. Так я и хотел поступить. Но когда на пороге появились комиссары с револьверами и гранатами, у меня в голове все перевернулось. И вместо «Интернационала» я запел «Боже, царя храни!»

Вячеслав ЧУНИХИН, краевед

    Просмотров:
    comments powered by HyperComments