29 июля

Схемы воровства казенных денег николаевские чиновники освоили во времена Грейга

Николаевские исторические хроники

Первый колесный

Идея построить фактически первый на Черном море колесный пароход принадлежала графу Воронцову. Он уведомил об этом главного командира Черноморского флота и портов вице-адмиралу А. С. Грейга
16 марта 1826 года: «Пароход в Одессе устраивается для перевозки как тяжестей, так равно путешественников и их экипажей; а потому нужно устроить его таким образом, чтобы в нем были, подобно аглицким, хорошо обделанные каюты и помещение для двух или трех карет».
Пароход должен был строиться за счет доходов Одессы. По просьбе Воронцова флотом были составлены три чертежа парохода, и один из них, под №2, был послан в Петербург на завод
К. Берда для изготовления паровой машины для парохода.
Грейг очень любил тендеры и подрядчиков
Воронцов предполагал, что пароход будет строиться в Николаеве «казенными средствами», однако Грейг решил постройку переложить на подрядчика, мотивируя свой отказ неимением «при адмиралтействах Херсонском и Николаевском и в самом заготовлении годных на сей предмет лесов» и «крайним недостатком... корабельных плотников, столяров и рабочих людей для производимых при адмиралтействах работ».
Такое решение главного командира Черноморского флота и портов не являлось исключением: все последующие пароходы строились также «с подряда».

Казнокрады и расхитители царской казны

В Николаеве в то время обосновалась группа подрядчиков - одесских, николаевских и херсонских купцов, которые, завышая цену на постройку судов, наживались за счет государства при попустительстве Грейга.
Так, одна условная тонна судов, построенных на Балтике, обходилась казне в 494 рубля 69 копеек, а одна тонна судов, построенных для Черноморского флота, - в 931 рубль 92 копейки, т. е. на 88 процентов дороже.
К этому надо добавить, что «все материалы для изготовления к компаниям судов Черноморского флота всегда встречают остановку за недостатком таковых материалов».
В 1830 году в Николаеве работала следственная комиссия по делу «о недостатке лесов противу смет на окончание строимых судов». Комиссия сделала следующее заключение: «При проверке строимых в Николаевском адмиралтействе под распоряжением корабельного инженера подполковника Каверзнева мореходных судов оказалось, что на 1 генваря сего 1830 года у некоторых судов дубовые леса и мастеровые с рабочими все по количеству противу первоначальных смет уж употреблено, а на отстройку не остается».
Совершенно очевидно, что Грейг проявлял, по крайней мере, если не сказать больше, халатность. Такое отношение сказывалось и на качестве, и на долговечности построенных в Николаеве пароходов.
Итак, для того, чтобы построить пароход «Одесса», Грейг дал распоряжение об объявлении торгов на постройку судна по подряду. Одновременно 15 апреля 1826 года он распорядился, чтобы наблюдение за постройкой парохода вел «корабельный мастер 6-го класса Разумов, коему расположение английских пароходов довольно известно».
А 7 ноября 1827 года корабельный инженер полковник Разумов умер, так что достраивали пароход без него.
«Одесса» была спущена на воду 15 июля. Но через 11 дней после этого подрядчик жаловался на многочисленные недоделки. И это при том, что пароход строился почти два года.
4 апреля 1828 года заключили контракт с «гишпанско-подданным» столярным мастером Иваном Михайловичем Богуром, который обязался закончить все работы через два месяца. Но и этот «испанец» не выдержал контрактного срока и закончил работы на месяц позже.

 Эх, «Одесса»!

6 июля 1828 года постройка парохода «Одесса» была закончена. В воскресенье 22 июля пароход «Одесса» вышел с пассажирами в рейс на Евпаторию и «местечко» Ялту. Но, пройдя полторы мили, у дачи графини Ланжерон остановился - отказала машина, и он вынужден был под парусами вернуться в Одесский порт.
После устранения неисправности в машине 31 июля пароход «Одесса» снова вышел в рейс.
Капитаном парохода был итальянец Иван Галуфа. В состав экипажа входили штурман семь матросов, механик («главный мастер»), его два ученика и четыре «работника», а также пять служителей.
Пароход принял на борт 12 пассажиров и груз - деревянное масло, лимонный сок, апельсины. В качестве топлива были взяты дрова.
Во время сильной качки пароход не выгребал против волны, плохо действовал руль. Поэтому вынуждены были зайти в залив у Фороса, встать на якорь и, выжидая хорошей погоды, простоять 23 часа.

    Просмотров:
    comments powered by HyperComments