15 января

Флагманский корабль адмирала Колчака, построенный на николаевской верфи, подорвали шпионы

В 1916 году затонул флагманский корабль адмирала Колчака, построенный
на николаевской верфи

В 1916 году затонул флагманский корабль адмирала Колчака, построенный на николаевской верфи. «Императрица Мария» - лучшее боевое судно русского флота. Его появление приходится на период, когда возрождение морской мощи России после трагедии Цусимы стало одной из главнейших задач. Решение об усилении Черноморского флота новыми линкорами было вызвано и намерением Турции - давнего противника на юге - приобрести за границей три современных линейных корабля типа дредноут, что сразу же обеспечивало ей превосходство на Черном море.

На капитанском мостике адмирал Колчак

11 июня 1911 года одновременно с церемонией закладки на заводе «Руссуд» (ныне - Николаевский судостроительный завод) новый корабль был зачислен в состав русского императорского флота под названием «Императрица Мария». Это название он получил по имени вдовствующей императрицы Марии Федоровны, супруги покойного императора Александра III. «Мария» была спущена на воду
6 октября 1913 года, а 23 июня 1915 года, подняв флаги, начала настоящую боевую флотскую жизнь.
Линкор имел водоизмещение 25465 тонн. Длина корабля составляла 168 метров, скорость - 21 узел. «Мария» несла на борту двенадцать 305-миллиметровых орудий главного калибра, двадцать 130-миллиметровых орудий, имелась противоминная артиллерия и торпедные аппараты, корабль был хорошо бронирован.
Уже через несколько месяцев после прихода в Севастополь «Мария» приняла активное участие в боевых операциях против германо-турецкого флота. На линкоре держит флаг командующий Черноморским флотом адмирал Александр Колчак. А ввод в строй однотипного линейного корабля «Императрица Екатерина Великая» положил окончательный предел господству на Черном море германских крейсеров.

Версии взрыва «Марии»

7 октября 1916 года в 0.20 на стоявшем в Северной бухте Севастополя линейном корабле «Императрица Мария» прогремел взрыв. Затем в течение 48 минут - еще пятнадцать. Корабль начал крениться на правый борт и, перевернувшись, затонул. Русский военный флот потерял в то утро 217 моряков и один из сильнейших боевых кораблей.
Трагедия потрясла всю Россию. Выяснением причин гибели линкора занялась комиссия Морского министерства, которую возглавил адмирал Н. М. Яковлев. В составе комиссии был и известный кораблестроитель, член Академии наук России А. Н. Крылов, который стал автором заключения, одобренного всеми членами комиссии.
В ходе проведенного расследования были представлены три версии гибели линкора: самовозгорание пороха, небрежность в обращении с огнем или порохом, а также злой умысел.
Однако после рассмотрения всех трех версий комиссия заключила, что «прийти к точному и доказательно обоснованному выводу не представляется возможным, приходится лишь оценивать вероятность этих предположений, сопоставляя выяснившиеся при следствии обстоятельства».
Из возможных версий две первые комиссия в принципе не исключала. Что касается злого умысла, то, даже установив ряд нарушений в правилах доступа к артиллерийским погребам и недостаток контроля за находившимися на корабле рабочими-ремонтниками, комиссия посчитала эту версию маловероятной. Таким образом, ни одна из выдвинутых комиссией версий не нашла достаточного фактического подтверждения.

В Николаеве ОГПУ накрыло сеть германских шпионов

Между тем, новые документы, уже из архивов советской контрразведки, свидетельствуют о пристальном внимании к «Императрице Марии» и другим кораблям Черноморского флота германской военной разведки.
В 1933 году органами ОГПУ Украины в Николаеве была разоблачена немецкая резидентура, действовавшая под прикрытием торговой фирмы «Контроль-К», возглавляемой Виктором Верманом 1883 года рождения, уроженцем  Херсона, проживавшим в Николаеве и работавшим начальником механосборочного цеха «Плуг и молот». Цель организации - срыв судостроительной программы набирающего мощь военного и торгового флота Советского Союза. Конкретные задачи - совершение диверсий на николаевском заводе имени Андре Марти (ныне ЧСЗ), а также сбор информации о строящихся там судах, большинство из которых были военными.
Сам Верман был разведчиком с дореволюционным стажем. На допросе он рассказывал: «Шпионской деятельностью я стал заниматься в 1908 году в Николаеве, работая на заводе «Наваль» в отделе морских машин. Вовлечен в шпионскую деятельность был группой немецких инженеров того отдела, состоящей из инженеров Моора и Гана. Они стали меня обрабатывать и вовлекать в разведывательную работу в пользу Германии».
Верману было поручено взять на себя руководство всей немецкой разведсетью на юге России: в Николаеве, Одессе, Херсоне и Севастополе. Он вербовал людей для разведывательной работы в Николаеве, Одессе, Севастополе и Херсоне, собирал материалы о промышленных предприятиях, данные о строящихся военных судах подводного и надводного плавания, их конструкции, вооружении, тоннаже, скорости.

Загадка артиллерийских башен дредноутов

Вермана очень интересовала схема артиллерийских башен дредноутов. А ведь первый взрыв на линкоре «Императрица Мария» раздался именно под носовой артиллерийской башней.
«В период 1912-1914 годов, - рассказывал разоблаченный Сгибнев, - я передавал Верману сведения в устной форме о строящихся линейных кораблях типа дредноут «Мария» и «Александр III» в рамках того, что мне было известно о ходе их постройки и сроках готовности отдельных отсеков кораблей».
Во время взрыва на «Марии» Верман был депортирован, и лично организовать диверсию он не мог. Но в Николаеве и Севастополе была оставлена хорошо подготовленная разведсеть.

«Императрицу Марию» пустил на дно... Ленин?

Вопросов много. Но ясно одно - постройка новейших линкоров Черноморского флота, в том числе «Императрицы Марии», «опекалась» агентами германской военной разведки самым плотным образом. Немцев очень беспокоил русский военный потенциал на Черном море, и они могли пойти на что угодно, чтобы не допустить превосходства России на этом театре военных действий.
В связи с этим интересны сведения агента петроградского департамента полиции, выступавшего под псевдонимами Александров, Ленин и Шарль. Его настоящее имя Бенциан Долин. В период Первой мировой войны Долин, как и многие другие агенты политической полиции, был переориентирован на работу в области внешней контрразведки. Шарль вышел на контакт с немецкой военной разведкой и получил задание вывести из строя «Императрицу Марию». Один из руководителей немецкой разведки, с которым агент встретился в Берне, сказал ему: «У русских одно преимущество перед нами на Черном море - это «Мария». Постарайтесь убрать ее. Тогда наши силы будут равны, а при равенстве сил мы победим».
На запрос Шарля в петроградский департамент полиции он получил распоряжение принять с некоторыми оговорками предложение об уничтожении русского линкора. По возвращении в Петроград агент был передан в распоряжение военных властей, однако связь с ним не была восстановлена. В результате такого бездействия были утеряны контакты с германской разведкой, на очередную встречу с которой агент должен был выйти через два месяца в Стокгольме. Еще через некоторое время Шарль узнал из газет о взрывах на «Императрице Марии». Отправленное им в связи с этим письмо в департамент полиции осталось без ответа.

Из шпионов в реабилитированные

Следствие по делу арестованных в Николаеве германских агентов было закончено в 1934 году. Вызывает недоумение легкость наказания, понесенного Верманом и Сгибневым. Первый был выдворен за пределы СССР в марте 1934 года, второй - приговорен к трем годам лагерей. Хотя, собственно, что же недоумевать?! Ведь они помогали большевикам бороться с «ненавистным царизмом»!
Более того: в 1989 году оба были реабилитированы. В заключении органов юстиции говорится, что Верман, Сгибнев, а также Шеффер (который понес самое тяжкое наказание - был приговорен к расстрелу, хотя сведений о приведении приговора в исполнение не имеется) попадают под действие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв политических репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов».
Первые попытки поднять линкор начались еще в 1916 году, но революция и Гражданская война не позволили сделать это и завершить расследование. В 1918-м корпус подняли и отбуксировали в док. Его перевернули, осушили, выгрузили боеприпасы и сняли вооружение. Советская власть планировала восстановить линкор, но денег таких не нашлось, и в 1927 году останки судна продали на металлолом.

    Просмотров:
    comments powered by HyperComments