22 октября

Контр-адмирал Бутаков, побеждавший в сражениях, оказался бессильным перед николаевскими казнокрадами

Николаевские исторические хроники

В августе 1856 года Григорий Бутаков был назначен главным командиром Черноморского флота и военным губернатором Николаева и Севастополя. В это же время он был произведен в контр-адмиралы.
Город Николаев был знаком флотоводцу. В юности после прохождения плавательной практики уже в мичманском чине он был направлен в Николаев. Здесь он благодаря протекции родителя некоторое время занимал престижную должность флаг-офицера (иначе - адъютанта) при главном командире Черноморского флота и портов вице-адмирале Михаиле Лазареве, знаменитом флотоводце и мореплавателе. Причем заслуженный адмирал стал первым наставником нашего земляка.
Контр-адмирал лучше других понимал, в каком жалком состоянии находится Черноморский флот. Необходимо было его срочно восстанавливать. Предполагалось создать большую флотилию из 27 паровых судов, для чего построить близ Николаева специальный завод паровых машин.
Но эти планы не были осуществлены. Бутакову надлежало заботиться не о строительстве нового флота, а о сокращении остатков старого флота. Словом, вороха бумаг, тысячи отношений, справок, запросов, рапортов, отчетов, донесений!
Флотоводец Бутаков столкнулся с канцелярским крючкотворством, взяточничеством, казнокрадством. Будучи человеком честным, он не мог примириться с этими общественными пороками, на которые многие его начальники и сослуживцы смотрели сквозь пальцы как на «неизбежное зло».
Григорий Иванович не мог сдержать негодования, когда узнал, что его помощник по интендантской части контр-адмирал Швенднер замешан в спекуляциях, связанных с поставкой военно-морскому ведомству 13 тысяч четвертей гнилой муки.
Оказалось, что местный купец-спекулянт Киреевский был агентом и подставным лицом контр-адмирала Швенднера, который с помощью других чинов управления тайно вел крупные коммерческие операции.
Комиссия, назначенная Бутаковым, изобличила виновников. Спекулянт Киреевский был арестован, его склад опечатан. По требованию Бутакова в Николаев выехала из Петербурга «высочайше учрежденная комиссия» под председательством князя Оболенского. Казалось, справедливость торжествовала.
Но напрасны были надежды. Хотя князь Оболенский на словах и возмущался низостью николаевских казнокрадов и обещал, что они будут сурово наказаны, но в то же время, неофициально, советовал Бутакову «...оставить совсем в стороне произведенное уже следствие о фабрикации муки казенным поставщиком».
Комиссия постаралась прекратить разбор дела, компрометирующего некоторых высокопоставленных лиц (таких, как обер-интендант, а затем управляющий морским министерством адмирал Метлин) и даже целые ведомства. Бутаков был убежден, что высшее начальство поймет и поддержит его в борьбе с казнокрадством и взяточничеством, наносящим огромный вред. Бутаков не понимал того, что шеф флота генерал-адмирал великий князь Константин лицемерил, когда обещал ему поддержку в борьбе с управляющим морским министерством Н. Ф. Метлиным.  Видимо, он не понимал, что деньги от николаеввских афер шли наверх.
Бутаков в конце записки просит генерал-адмирала освободить его от должности главного командира Черноморского флота и уволить в отставку, ибо «полумеры в этом отношении были бы непоследовательностью с моей стороны».
Он наивно полагал, что его заботы о нуждах флота найдут поддержку у людей, стоявших у власти. Но этого не случилось. В начале 1860 года он был переведен на Балтийский флот.
Бой с николаевскими коррупционерами и мошенниками контр-адмирал Бутаков проиграл. Но зато в Николаеве он поработал над созданием первой в мире тактики парового флота. Именно с этим будущий адмирал вошел в историю флота.

    Просмотров:
    comments powered by HyperComments