22 октября

Освобожденный из плена капитан рассказал, почему не открыли огонь по кораблям РФ

Освобожденный из плена моряк рассказал, почему не открыли огонь по кораблям РФ

Освобожденный из российской тюрьмы командир 1-го дивизиона кораблей охраны рейда морского командования Денис Гриценко рассказал о событиях, произошедших 25 ноября 2018 года возле Керченского пролива, и пояснил, почему ВМС Украины не открыли огонь по российским агрессорам. Об этом он рассказал на пресс-конференции, которую дал в Киеве на минувшей неделе.

Говорил в основном командир 1-го дивизиона кораблей охраны рейда морского командования ВМСУ Денис Гриценко. Его главные цитаты привела Страна.ua.

О самом переходе Керченского пролива. "Переход был плановый. Ребята выполняли распоряжение. Был инструктаж и по поводу возможных действий со стороны РФ. Мы знали, куда мы идем. Нас предупредили, что могут быть разные нестационарные действия или провокации. Но мы шли туда с мирными целями".

О том, почему матросы не открывали огонь. "Понимаете, мы шли туда не с целью применения оружия", – сказал Гриценко. По его словам, керченская ситуация была непредсказуема ни для одной, ни для другой стороны. "Это очень нештатная ситуация. Приходилось принимать решения на месте, здесь и сейчас. И я принял такое решение", – сказал командир Денис Гриценко.

"Мы шли туда не с целью использовать оружие. Это был мирный переход, есть нормы международного морского права и договор между Украиной и Россией об использовании Керченского пролива. Эта ситуация, на мой взгляд, не была предположена ни одной стороной. Никем. Это очень нештатная ситуация, из которой решение приходилось принимать здесь и сейчас… РФ в неофициальной обстановке просила выйти за 12-мильную зону и ждать. А уже часа через 3-4 они выработали стратегию, на мой взгляд, и они уже были готовы действовать по своему сценарию, скажем так…"

Как вели переговоры с россиянами. "Планово я вышел в эфир, за четыре часа, дал координаты. Нам пришли подтверждения, они есть до сих пор. Мы переговаривались с Керчпогранконтролем, они говорят – да, проходите, параллельно береговая охрана ФСБ говорит – мы вам запрещаем проход в 12-мильную зону. Они обвинили нас, что мы не предупредили их заранее о проходе. Потом сказали, что не разрешают движение в связи с погодными условиями. Я не знаю, кто там сидел – представители власти или ФСБ.

Когда все началось, мы вышли из Керченского пролива и нам еще 12 миль было идти до нейтральных вод, был записан "голос Левитана", как в советские часы "От советского информбюро". Это были подготовленные записи "Вы нарушили государственную границу Российской Федерации". После выработки стратегии у них была команда остановить нас всеми имеющимися средствами. Я принял решение играть теми же монетами. Я включил все каналы, знал, что находятся рядом суда – пусть тогда знают все. Я полтора часа говорил, что мы такие-то, движемся, оружие не применяем".

Почему шли в Бердянск. "Насчет присутствия в Черном море кораблей ВМС решение приняло СНБО в 2018 году. Два корабля предварительно были туда передислоцированы. Планово было еще две единицы".

О первых часах после задержания. "Вначале это была агрессия. Относились к нам не как к людям. Но после того как ситуация была освещена в СМИ, ситуация изменилась. Отношение поменялось. Даже с опаской к нам относились. Но тюрьма есть тюрьма. Там нет друзей… но даже надзиратели стали относиться более гуманно со временем. Ну маленькая камера, потолок, постоянно горит свет, на душе – тоска и горе. Как-то так.

… Относительно первых часов после задержания, это было психологическое напряжение, давили всеми средствами, ребят по-разному выводили и говорили "вас уже посадили", "вас послали на убой". Давили психологически. Там были психологи и адвокаты, которые говорили, что надо падать в колени судьям, целовать мантию, говорить, что виновен – и тогда с нами будет что-то хорошее… Но после того как зашла коллегия адвокатов, была выработана стратегия руководством государства, то уже ситуация была стабильна и ребята чувствовали, что есть щит".

Просмотров:
comments powered by HyperComments