23 марта


Никогда не поздно признать свои ошибки и попытаться обрести семью

...Уже давно Нина Михайловна не чувствовала себя такой счастливой. Она сидела под только что наряженной елкой и оглядела комнату. Наконец-то исчез этот вечный беспорядок. И всегда захламленная, тесная комната дочери преобразилась. Исчез запах вечной спешки, бедности, неумения организовать свой быт. Старенький ковер, залитый красками и соком, Нина отмыла ковровым шампунем и пропылесосила. Представила: как бы возмутилась дочь, уже много лет мывшая голову дешевым мылом (потому что даже на плохенький шампунь денег не хватало).
...Но главное - подарки! Впервые за многие годы Нина купила каждому члену своей странной, недружной семьи что-то нужное и симпатичное. А сама даже и не смогла вспомнить, когда же она одаривала в последний раз дочь. Наверное, когда та была еще в классе пятом…
Единственным членом семьи, на которого женщина денег не жалела, был любименький внук Пашенька. Только его по праздникам она одаривала и подводила под это действо моральную составляющую. Разглагольствовала о том, что подарки - это награда за хорошее поведение, аккуратность, вежливость. Всех этих качеств, по мнению Нины Михайловны, у других членов семьи не было. Особенно такая несправедливость расстраивала младшую сестру Паши - Лизу. Ей от бабушкиных щедрот не доставалось ничего - даже конфетки. Ведь та считала внучку неряхой, лентяйкой и грязнулей.
Зато Лиза прекрасно рисовала. И мечтала о хорошем альбоме, красках. У матери, которая едва сводила концы с концами, просить было бесполезно. Попыталась схитрить и подлизаться к бабушке, та улыбалась, но так ничего и не дарила.
Все эти тяжелые и неприятные картины проносились перед Ниной, пока она наряжала елку и убирала дочкино «логово». Обычно она избегала воспоминаний, но пришедшая в дом вместе с подарками и елкой магия Нового года заставила ее оглянуться назад, вернуться сквозь годы в небольшую деревню на севере области.
...С мужем Нина познакомилась за неделю до свадьбы. Приехала из Николаева к родственникам ее будущая свекровь. Увидела аккуратную стройную блондинку Нину. И без обиняков зашла к ее матери. Дескать, зачем такой видной невесте пропадать в глубинке, где нет ни одного жениха? В городе для такой, как Нина, сотни возможностей! Глядишь, и врачом станет! Сын у нее тоже красавец, инженер, квартиру скоро получит.
Нина не возражала. Приехал молодой инженер - симпатичный, обходительный. Поставили магарыч в сельсовет да и расписались.
Свекровь была замечательной хозяйкой, из копейки делала рубль. Научила Нину экономить, шить, солить и варить.
В их небольшой квартире было чисто и удобно. Свекровь была тактичной женщиной. Часто уезжала к родственникам и знакомым. А позже купила себе домик в селе.
Врачом Нина не стала. Но доросла до старшей сестры областной больницы. И мужа она полюбила. И даже удивлялась, как легко и счастливо складывалась ее жизнь.
Счастье закончилось с рождением дочери.
Нина мечтала о сыне так, как обычно мечтают мужчины. Но родилась Оля. И молодая мать не могла скрыть своего разочарования, раздражения, а потом и обиды на ребенка.
Устроила истерику в роддоме, кричала, что мечтала о мальчике и не возьмет домой противную, визжавшую да еще и больную девчонку. Ее с трудом успокоили.
Через несколько лет безрадостной жизни стало ясно, что муж нашел счастье на стороне. Все чаще оставался ночевать у новой подруги. А маленькая Оля колотила ногами в материнскую дверь и кричала: «Где мой папочка? Это ты выгнала его из дома!». Нина дверь не открывала. И ночи напролет рыдала в подушку. Обещая, что отомстит за свою боль дочке, мужу, судьбе, всему миру.
Потом Оля подружилась с отцовской пассией. И мстила матери нелюбовью за нелюбовь.  
Муж Нины умер внезапно от инфаркта. На похоронах Оля демонстративно встала рядом с той, другой, женщиной. После этого они с матерью не разговаривали полгода.
После кончины свекрови Нину с дочерью уже ничего не связывало. Она еще покупала домой какие-то продукты. Оставляла Оле на холодильнике деньги. На стипендию в училище не разгуляешься. А девушка мечтала стать художницей. Но ни единого шанса поступить в академию художеств у нее не было. Для этого нужны были не только талант, но и упорство, серьезная подготовка, наконец, здоровье. И Оля поплыла по течению. Перебивалась случайными заработками. На Советской познакомилась с парнем, приехавшим из Первомайска в Николаев в поисках справедливости и денег. Влюбилась и привела нищего правдолюбца Романа в родительскую квартиру.
Нина не сдержалась и высказала влюбленным все, что думает об их будущей жизни на ее территории. И подписала свой приговор.
Назло ей дочь немедленно решила оформить отношения с Романом. Нину даже пригласили на торжество, но она не пошла и не поздравила молодоженов.
Стала жить с дочерью, как с посторонней.
...Впервые Нина Михайловна назвала дочь снова по имени и даже поцеловала, когда родился Паша, поразительно красивый, веселый малыш. Вот он-то с первого дня завоевал бабушкино сердце. Ради него она терпела общество дочери, ее упреки, бытовое запустение, нищету, лень. Вынесла даже рождение нежданной внучки, которая была с детства несносной.
Странно, но ни Оля, ни Лиза не унаследовали от нее абсолютно ничего. У Нины Михайловны, аккуратной и организованной женщины, дочь с внучкой оказались грязнулями, распустехами и бытовыми лентяйками.
Подумав так, Нина Михайловна вдруг неожиданно устыдилась. Зря она так чернит свою дочь. Все детство Оли было сплошной травмой. С детства хронически больная, игнорируемая матерью, все уроки жизни и быта она получила от бабушки. И все-таки Оля выстояла, нашла неплохого, непьющего мужа, сохранила семью. Без всякой помощи подняла двоих детей!
Зять дольше года не удерживался ни на одной работе. И не потому, что пьяница или бездельник, а потому, что правдолюбец, повсюду ищет справедливость, лезет не в свои дела. Старается указать хозяевам на воровство или аферы в их фирмах. В результате аферисты остаются на своих местах, а Роман в очередной раз оказывается безработным.
В последнее время что-то стало меняться. Нина была уже не так уверена в своей правоте и непогрешимости. Все чаще в ее сердце прокрадывалась жалость к дочери.
У нее было великолепное лекарство от стресса - работа. Порой она так уставала от собственного раздражения, нелепого и обидного одиночества в большой семье, что еле дожидалась утра, чтобы сбежать на работу. И умудрялась там отвлечься и развеяться, несмотря на то, что трудилась в последнее время сиделкой у древнего маразматика.
Поражало Нину, с какой любовью и вниманием относятся к старику его взрослые дети. Папаша - профессор - всегда был чистым, выбритым и причесанным. Нина успевала постирать, дать вовремя лекарства, приготовить обед, убрать квартиру. И свои деньги получала не зря!
Перед Новым годом дети профессора подарили сиделке огромную коробку конфет с чудесной малышкой на крышке и надписью «Ангел-хранитель». И деликатно протянули внушительный конверт с нарядной елочкой.
...Нина стояла на Соборной, наблюдала, как спешат вокруг люди, и раздумывала, что бы сделать с деньгами. Самой ей ничего не было нужно. Потратить на спортивные прибамбасы для Паши тоже не хотелось. Внезапно стало жаль несчастную дочь и плаксу Лизку. И стыдно за то, что устраивала им представления, надеясь так воспитать, боясь купить шоколадку или дать деньги на лекарства. Что-то дрогнуло и проснулось в ее душе. Внезапно захотелось семьи! И праздника, веселья, елки, подарков для всех. Того, чего уже так давно не было в их жизни. Возможно, это был последний шанс вновь обрести семью. К счастью, елочный базар еще не закончился.
Накупила всем подарков, а у дома еще фруктов и конфет. И словно двадцатилетняя, взлетела на свой этаж.
Дома никого не было. Можно было наряжать елку, убирать и поразмышлять. Еще недавно ей казалось, что жизнь кончена и никакого будущего у нее нет. Но сейчас все было иначе.
...Нина наряжала елку и плакала. Слезы давали радость, облегчение и надежду на то, что она сумеет еще многое изменить. А главное, изменится сама. Расстанется со своей мстительностью и эгоизмом. Станет, наконец, нормальной матерью, бабушкой и человеком.
А это, как известно, не поздно сделать даже за день до смерти.

Просмотров:
comments powered by HyperComments