18 ноября


Трагическая гибель сынишки, стрессы и пьянство мужа довели женщину до монастыря в Пелагеевке

Лето шло к осени. Но последние августовские дни еще досаждали жарой. И только в чудесном, благодатном уголке нашего степного края, в Пелагеевке, особенно возле церкви, жара не чувствуется. Место здесь такое красивое, чистое, целебное. И природа, и особенно энергетика храма, памятника архитектуры ХVII века, благотворно влияют на человека. Здесь исчезают тревоги, проблемы, боли. Все это я почувствовала на себе.

Мне повезло пожить несколько дней среди божьей благодати, набраться сил, встретиться с интересными людьми. В небольшом гостевом домике, устроенном матушкой Серафимой, настоятельницей женского монастыря, жила молодая женщина, прихожанка Мария.
Однажды утром она стояла возле роскошных цветущих кустов, касалась руками белых и розовых цветов, что-то шептала. Нечасто приходится видеть таких красивых людей. А Мария - красавица. Выше среднего роста, стройная, светлые волосы, заплетенные в косу, белая, чистая кожа, милые ямочки на щеках. Иконописное лицо ее поражало внутренним светом, вдохновением. Большие серые глаза смотрели на мир с любовью.
Она улыбнулась мне и промолвила:
- Мальвы! Какие красивые! Когда-то я не любила, когда пели печальную песню: «Ой, зацвіла ружа край вікна, а я люблю мужа-пияка». Мне было жаль женщину, о которой поется в песне.
Слушая ее, я вспоминала, что в юности только и слышала эту песню, и вот здесь снова услышала, возле мальв. В народе мальвы называют «ружа».
- Эта песня как будто обо мне, о моей судьбе. И мальвы я очень люблю, и у нас на Херсонщине они растут возле каждого дома, - сказала Мария.
Мы подружились. С Марией было интересно. Часто видела, как она вышивает для храма. Стежки ложились ровненько-ровненько.
Как-то я увидела ее в церкви на вечерней службе. Устав, мы присели на скамейке возле самого входа. Она все массировала красноватые шрамы на тыльной стороне левой руки. Заметив мой взгляд, спрятала руку под концы легкого белого шарфа. Мне хотелось узнать, что же привело ее сюда, но спросить не могла. Она удивительным образом читала мои мысли, тихонько промолвила:
- Я здесь уже больше трех месяцев. Благодарна матушке, что приютила меня, поселила одну в домике. Я здесь снова возвращаюсь к жизни, к творчеству. Ведь страшно и вспомнить, что хотела сделать с собой… Жить мне не хотелось.
Она открыла мне свою душу, рассказала о своей любви, о своей боли и печали…
Марии и ее мужу Богдану судьба преподнесла царский подарок. Только он далеко не сразу понял это и смог по достоинству оценить.
…Когда Марийка училась в девятом классе, в школу прибыл молодой учитель. А еще он был руководителем кружка в районной школе искусств, который она тоже посещала. Веселый синеглазый красавец скоро пленил ее сердце, да и сам влюбился в красивую, талантливую ученицу. Хвалил ее за выполненные работы, восхищался ее внешностью, дарил цветы и приглашал на свидания. Но девушка была очень стеснительной, да еще и строгого отца боялась. И только когда стала студенткой, впервые пришла на свидание. А когда Богдан впервые поцеловал ее, чуть не умерла от волнения. Но уже тогда она почувствовала легкий запах алкоголя. Как будто угадав ее чувства, мужчина объяснил:
- Извини! Немного вина выпил, у друга сын родился…
Так и повелось. Почти всегда она чувствовала, что он пил. Нет, он не был пьян, вот только легкий запах… Ей бы тревогу забить, подальше бежать от такого любимого, но что ожидать от семнадцатилетней девушки, которая полюбила впервые и верила мужчине, который был старше ее на семь лет. На несмелые укоры учитель реагировал смехом. Нежно обнимал ее, обцеловывал:
- Не бойся! Не сопьюсь! Немножко выпил, причина была…
А причина была всегда. Она верила и прощала. Да и подружка успокаивала: «Разве это грех? Все теперь пьют! Он же не напивается. Зато такой красавец, и тебя любит…».
Родители ее предостерегали, запрещали встречаться с Богданом. Ну, не нравился он им, не верили они ему. Девушка их не слушала, а слушала свое сердце. А оно уже не могло жить без любимого.
Поженились, когда она была на последнем курсе отделения изобразительного искусства колледжа. Преподаватели ее хвалили, девушка тонко чувствовала окружающий мир, умела увидеть необычное в серых буднях. Была лучшей студенткой. Богдан гордился ею.
Жизнь молодой семьи начиналась в любви и согласии. Бог подарил им здоровье, красивую внешность, способности, а они тоже не сидели сложа руки, а работали, увлекались прекрасным. Что еще нужно людям? Но счастье любви и понимания длилось недолго.
Богдан все чаще заглядывал в рюмку. Друзья, компании… Любил и дома устраивать гуляния. Сначала Мария терпела, потом просила остановиться, ведь видела, что он катится в болото зависимости от алкоголя. Плакала, а он сердился, обижался, еще и ревновать начал.
Немного остепенился, когда родился сын. Строились, Богдан многое делал своими умелыми руками. И вот новоселье. Вот тогда впервые Мария увидела Богдана настоящего. Напился, приревновал ее к другу, устроил скандал, а потом и драку. Проснувшись, ничего не помнил. Удивленно смотрел на разгромленный праздничный стол, свои руки в ссадинах, лицо в кровоподтеках. Искал жену и сына. А их забрали родители, которые были свидетелями скандала. Как побитый пес, пряча глаза, пришел к ним Богдан. Каялся, божился, что больше и капли в рот не возьмет спиртного. Просил прощения у Марии. И она вернулась, ведь любила, и ребенок не слезал с отцовских рук. А еще под сердцем у нее билась новая жизнь…
Все налаживалось в их доме. Держался Богдан год. Потом снова появились причины выпить. Горько было Марии разочаровываться в муже, таком красивом, способном, но не умеющем держать слово. Кончилось все плохо.
Выпивший Богдан собирался на рыбалку, и четырехлетний сынишка, который очень любил ездить с отцом, вцепился в руль мотоцикла. Мать просила не брать ребенка, не послушал. Уехали. Возле реки налетел на камень, перевернулись. Малыш поранил голову при падении. Заплакал. Отец успокоил его и, решив, что ничего страшного не случилось, до вечера удил рыбу, а малыш спокойно спал.
- Вы представляете! Не вернулся, не показал ребенка врачу, а удил рыбу! Мальчик был вялый, все спал. Отвезли в больницу на другой день… А через три дня сыночек умер… - Женщина сдерживает рыдания, успокоившись, промолвила:
- Горе нас не объединило, а еще больше отдалило друг от друга. Я не могла смириться со смертью сына. Винила мужа… Я понимаю, что неправильно это, ведь он тоже любил маленького, несчастный случай… Но от этого не легче. И еще, он не каялся, он продолжал выпивать, мол, горе так глушит… Горе одно не ходит, от пережитого я потеряла и не рожденного еще ребенка. Богдана я не могла видеть. Мы расстались, но жили в одном доме, разделив его. Он приходил ко мне, просил сойтись, мол, жить без меня не может и перед Богом я жена ему, ведь мы венчались в церкви. А я все видела мертвого сыночка… Бывало, что муж и ударит меня от злобы, что не слушаю его, и руку вот поранил, - она показала рубцы на руке. - Может, и я была не права… Возможно, если бы он был терпимее, добрее, все бы наладилось у нас. Ведь много хорошего было, не только плохого. Но водка не давала ему быть добрым. И еще, я совсем не могла рисовать.
Пережитое горе, стрессы довели женщину до нервного срыва. Долго лечилась. И ей посоветовали приехать сюда, в Пелагеевский женский монастырь. Здесь она успокоилась, окрепла.
- А еще ко мне вернулась способность рисовать, пришло вдохновение. Каждый день для меня не проходит без творчества.
Когда Мария исчезла, только тогда Богдан понял, что он потерял, и будто прозрел. Он проклинал себя, ненавидел, потерял интерес к жизни. Ведь из-за него распалась семья, и Мария, которая так мечтала о детях, уютном доме, любимом муже, исчезла. Ему пришлось приложить немало усилий, чтобы что-то узнать о жене. И вот он написал Марии. Она долго смотрела вдаль, наконец, промолвила:
- Он все же нашел меня. Решил, что я из-за него останусь здесь навсегда, просит прощения. Нет, я не останусь здесь, я не готова посвятить себя служению Богу. Я искала здесь покой, понимание. Молилась и возродилась к жизни, к творчеству. Но я простила его. Не судите, и несудимы будете…
Любовь - это могучее светлое чувство - подарила Богдану надежду на возрождение к жизни. А уж от него зависит, сможет ли он собрать силы, мужество и волю, чтобы не потерять себя снова, не сломаться, не предать доверие жены... А потом Мария показала мне свои новые картины. Словно живые, на них были мальвы.

Просмотров:
comments powered by HyperComments

Loading...