21 ноября


Директор успешной и известной в Европе компании рассказал о коррупции, в которой приходится выживать николаевскому бизнесу

Компании предписывали закрыть завод из-за доводчика на дверях теплицы или требовали письмо от ликвидированной инспекции

Финансовый директор группы компаний Agrofusion Иван Сакаль во время III инвестционного форума «Николаевщина – надежный партнер» рассказал о масштабах коррупции, с которой его столкнулось его предприятие.

– Я представляю группу компаний Agrofusion. Мы выращиваем томаты, перерабатываем их на собственных заводах и производим томатную пасту. Мы отечественный сельхозпроизводитель. Томаты выращиваем всего на 5 тис га земли. Это, чтоб вы представляли, средний колхоз в Советском Союзе.

У нас три современных завода, мы перерабатываем 750 тыс тонн томатов. 75% продаж томатной пасты в ЕС и 100% томатной пасты в Украине. То есть все томатные соки, кетчупы, которые есть в Украине, это делаются с херсонских и николаевских томатов.

Наши финансовые партнеры – ЕБРР, IFC, ЕИБ, Райффайзен групп, BNP. История источников создания активов? Мы ни разу не участвовали в приватизации. То есть все имущество строилось за кредиты.

Цена коррупции в АПК. Налоговая нагрузка у нас на один гектар – 9300 грн. То есть один га земли мы обрабатываем, и за это платим все виды налогов в размере 9300 грн. Такой показатель в АПК Украины – 800 грн. Земельный банк у нас 22 тыс га и 5 тыс под томатами, в Украине 32 млн га. Мы уплатили налогов 205 млн грн., в стране – 25 млрд грн. Если бы все в аграрном бизнесе платили как мы, то было бы не 25 млрд грн., а 297 млрд. грн. То есть бюджет недополучает 272 млрд грн.

Примеры коррупции в реальном секторе экономики. То, что нас коснулось. Мы хотели взять дозвіл на зняття ґрунтового покриву для будівництва Східного заводу (2016 год). Нормативный срок выдачи – 30 дней. Подано 4 заявления. Получено 4 отказа без указания причин. Почему отказывали? Потому что сельхозинспекция была в стадии ликвидации. Просрочка 130 дней, разрешение не выдано до сих пор.

Заявка на покупку валюты. Это было в 2015 году, нам надо было погасить кредит в Мировом банке. Нам Нацбанк отказал, нас вычеркнули из реестра, мы вынуждены были допустить просрочку кредита.

Проверка налоговых органов по вопросу высокой урожайности. Вдумайтесь, не низкой урожайности, а высокой. И неправомерностью уплаты процентов ЕБРР. Можете себе представить? Европейский банк дает нам кредит, естественно, под процент. При этом, если вы увидите, сомнения налоговых инспекторов, что у нас не могут быть томаты с урожайностью 90 тонн с гектара. В этом году у нас уже 101 тонна с гектара, это вторая урожайность в мире после Калифорнии в США. Они усомнились, потому что по статистике, средняя — 33 тонны с гектара.

Потом у налоговиков возник вопрос, как мы платим Европейскому банку проценты. Кто кредитовался, знает LIBOR+5 %. Вот они сказали, что такого понятия как «LIBOR» в украинском законодательстве нет. Соответственно, понятно, что расходы по уплате процентов мы не могли относить как себестоимость.

Дальше. Представьте себе, нам делали замечания на нечеткий рисунок на шинах автопогрузчика и отсутствии фиксатора на дверях теплиц. Из-за этих нарушений было предписание службе охраны закрыть завод. Не устранить, а просто закрыть завод.

Теперь – утверждение налоговых инспекторов, что заводы не потребляли газ вообще. Можете себе представить, в этом году мы потребляем газ где-то на 100 млн грн. за 2 месяца. Они сказали, что мы не потребили ни одного кубического метра газа. Это реально, это акты. Начислили нам штрафные санкции, возбудили, кстати, уголовное дело.

В 2015 году мы подавали 9 исков к государству и налоговым инспекторам на 14 млн грн. Мы все суды выиграли, но ни один из чиновников не понес наказание. Это абсурдность нашей системы.

О возврате НДС. Возвращать 145 млн грн. нам помогал директор ЕБРР Шевки Аджунер лично, бизнес-омбудсман Альгидрас Шемета, директор ЕБРР по Восточной Европе и Кавказу Франсис Малиж, руководитель IFC в Украине Елена Волошина, бизнес-омбудсман Тарас Качка, руководитель Европейской бизнес-ассоциации Анна Деревянко. 36 жалоб было написано за этот период и нами, и ими. Вот эти европейцы и украинские уважаемые организации. Нам вернули через 13 месяцев НДС 145 млн, при этом каждый раз нам предлагали 35% отката от этой суммы.

Вот такая история – пессимистическая. В истории только барону Мюнхгаузену удалось вытащить себя и лошадь за волосы из болота, а может ли Украина себя вытащить? Наверное, сложновато, если нам не будут помогать европейцы и международное сообщество.

А теперь самый свежий пример. В сентябре мы запустили завод в Снегиревке (Николаевская область). Инвестиционный проект составил 55 млн долларов США. Для николаевского региона – это солидная сумма, потому что бюджет города Николаева – 72 млн. Завод введен в эксплуатацию 9 сентября. Как только мы его ввели (завод один из самых крупных в Европе, технологически ему нет равных в Европе, никто в ближайшие пять лет такой завод не построит, потому что все ноу-хау забрали с рынка и у себя реализовали), через 13 дней, с 29 сентября по 19 октября — документальная проверка налоговой, где у нас требуют все правоустанавливающие разрешительные документы ввода в эксплуатацию. Он еще и работать нормально не начал, его запускать еще год надо.

Я сделал запрос – «дозвільні документи, які ми повинні їм (податківцям – ред.) надати. Там вказаний дозвіл від санітарно-епідеміологічної служби». Эта служба уже давно ликвидирована. А налоговая до сих пор требует разрешение санстанции. То есть в октябре просят разрешение от санстанции, которая в марте была ликвидирована.

Вчера мы получили письмо. Представьте себе, что мы должны им дать. На заводе работало около 500 строителей из разных организаций, 120 субподрядчиков. Вчера они у нас попросили время входа и выхода каждого из завода каждого человека, его ФИО, идентификационный код. Документы на каждую машину – что везла. Единственное, что, наверное, мы им не дадим, это реестр посещения сотрудниками туалета. Я уже шучу.

Ответ налоговики просили предоставить 13 октября, а направили письмо 11. Вы представляете, за два дня два КАМАЗа документов надо подготовить

Кто придет строить? Не придет никто. Значит надо этих чиновников бить по рукам и не давать им руку. Нет у нас другого варианта, чтобы что-то начало строиться. Поэтому надо ужесточать законодательство по борьбе с коррупцией.

Нас всех возмущает – взяли чиновника, отпустили, опять взяли-отпустили. Но поменяйте одну статью в уголовном кодексе и все поменяется.

Просмотров:
Loading...
comments powered by HyperComments
Loading...

Loading...