19 октября


Колдовкина дружба, или Просто одиночество

На склоне лет женщина осталась одна. А ей так хотелось быть нужной людям

Немолодую, но все еще стройную женщину с неуемной энергией все в поселке называли просто - Елена. Она сама так просила, мол, на «европейский лад». На склоне лет она осталась одна - ни семьи, ни друзей. А ей так хотелось быть нужной людям. Особенно грустно ей стало, когда получила новый паспорт. Она перелистывала страницы - все чистые. Только на одной притулился штампик с пропиской. Больше ничего. Будто не выходила замуж, не рожала, не выла от горя, став вдовой в тридцать лет. Будто не она проклинала судьбу, когда умерла дочь, спился сын. Беда всю жизнь гналась за Еленой, как голодный зверь за добычей.
Да разве ж расскажешь об этом паспортистам? «Мужа нет, детей нет - все верно. Идите, бабушка, отдыхайте», - напутствовал начальник паспортного стола. И она ушла. Ушла с твердым убеждением, что в ее 68 лет жизнь кончена и ничего на этой земле ее больше не держит.
Впрочем, у Елены была одна страсть - дача! Скромные шесть соток в тридцати километрах от Николаева. Трудилась там, как пчелка, пытаясь превратить невзрачный участок в цветущий сад. Первое время жила в палатке. Потом кое-как собрала маленький домик. Скромно. Но ей больше и не нужно. Картошка, огурцы, лук - она отгородилась от внешнего мира. И выжила. Уезжала на дачу в апреле, возвращалась в город в октябре. Почувствовала вкус загородной жизни.
И все же было в дачной жизни одно обстоятельство, которое очень расстраивало Елену. Она вдруг поняла, что у нее нет друзей. Отношения со всеми хорошие, соседские, но, как говорится, ни тепло от них, ни холодно. Решила она исправить ситуацию. И, как только начался новый сезон, активно занялась поисками друзей.
Первым делом обратила внимание на Тамару Петровну, которая каждый год приезжала на дачу с великовозрастным внуком-балбесом и безуспешно пыталась приучить его к труду. Под разными предлогами Елена стала наведываться к ним на участок, старалась каждый свой визит делать приятным и полезным: то рассаду принесет, то первой клубникой поделится. А когда пошли грибы, Елена вообще проявила щедрость. Она позвала Тамару Петровну с внуком в лес и провела по своим заветным местам.
«Со мной вы еще многое узнаете, - думала женщина. - Я покажу вам ежевичные места и место, где водятся большущие раки. Я научу Сережку делать воздушных змеев, и мы будем смеяться, запуская их в небо». На сердце у нее становилось хорошо, и она искренне верила, что все так и будет. А потому, вернувшись из леса домой и бестолково побродив по кухне, Елена вдруг решила пойти к своим новым друзьям, чтобы не растерять возникшую в душе теплоту.
Она бесшумно открыла калитку, поднялась на крыльцо. На веранде увидела беспорядочно сваленные грибы. Зашла в комнату. Тамара с внуком полулежали на диване и балдели в расслабленном безделье.
- Что же вы грибы-то бросили?! - гневно воскликнула Елена.
- Да мы, милая, так устали, замучились по кочкам бегать, - начала оправдываться Тамара Петровна. - Вот решили передохнуть.
- Давайте я, что ли, сама почищу, - начиная сердиться, предложила Елена. - А то разлеглись...
Тамара Петровна подскочила, как ужаленная. Во-первых, предложение Елены ее задело: не хватало еще, чтобы чужие люди в ее доме хозяйничали. Во-вторых, ни ей, ни внуку не улыбалась перспектива провести еще час-другой в обществе назойливой соседки. Она обняла Елену за плечи и мягко, но настойчиво подтолкнула к выходу.
- Милочка, мы вам так благодарны! Вы подарили нам столько радостных минут, - пела она медовым голосом, провожая Елену до калитки. - Надеюсь, со временем вы выкроите минутку, чтобы заглянуть к нам. Ну, может, на будущей неделе или еще когда.
Замок в калитке щелкнул. С той стороны забора, улыбаясь, ей махала рукой Тамара Петровна. На крыльце гримасничал Сережа.
«Гады! - выругалась про себя Елена. - Выставили вон, как шелудивую собаку». Внутри от обиды все окаменело.
- Никогда, слышите, никогда не буду помогать вам, - злобно шептала Елена, шагая к своему дому, - хоть умрите.
На следующий день поселок облетела новость: Тамара Петровна при смерти. Еще вечером у нее поднялось давление, она пыталась выпить таблетки, но потеряла сознание. Сергей вернулся от друга за полночь и решил, что бабушка спит. Только утром он обнаружил, что жизнь в Тамаре Петровне еле теплится. Кое-кто заметил, что среди женщин во дворе не было Елены, и удивился: надо же, еще вчера в лесу вместе гуляли…
Тамара Петровна на даче больше не появлялась. А Елена переключила свое внимание на молодую пару с ребенком. «Наташе, должно быть, одиноко, - подумала Елена о молодой женщине. - Всю неделю с малышом на руках. Муж приезжает только на выходные». Она решила, что может стать помощницей и наставницей для Наташи.
Взяв в подарок банку молока, Елена отправилась на завоевание новой подруги. Застала ее над пластмассовой ванной, в которой плавали яркие детские вещички.
- Вчера еще замочила, - смущаясь своего затрапезного вида, сообщила Наташа. Отстирывается плохо - ягоды, трава.
Елена понимающе кивнула:
- Надо было соду добавить, - посоветовала она. - Или горчицу. Идеально пятна выводит.
Лена пододвинула табурет.
- Знаете, в городе стиральная машина, - а здесь каменный век, - оправдывалась Наталья. - Мне хочется на выходных подольше побыть с мужем. - Но эта неустроенность…
Елена поняла, что попала в цель. Да, она сможет посидеть с ребенком, она поможет неумехе Наташе приготовить обед, а в итоге она станет для молодой семьи незаменимой, как мать или бабушка. И тогда - прощай, одиночество и долгие пустые вечера.
Наташа приняла помощь с энтузиазмом. Даже сама пару раз попросила посмотреть за дочкой. И приветливо улыбалась, когда по пятницам, подкараулив приезд мужа Наташи, Елена забегала к молодым с пирожками или кексами. Поддерживая компанию, Толя ахал и удивлялся кулинарным способностям соседки. Затем супруги приглашали Елену к столу, и они втроем на веранде гоняли чаи, засиживаясь порой за полночь.
Но однажды, появившись вечером в пятницу, Елена обнаружила, что ее юных приятелей нет. Не было машины во дворе, свет в окнах не горел.
«Ничего, скоро вернутся, - подумала Елена, потопталась у забора, идти к себе  ей не хотелось. Она так привыкла проводить вечер пятницы в семейном кругу, что возвращение домой казалось ей чуть ли не оскорблением.
Во втором часу Наташа с Толиком появились. Они были навеселе. Наташа держала дочку на руках, а Толя все норовил обнять и расцеловать обеих. Завидев Елену с горящими глазами и кульком в руке, они оторопели.
- Куда вы делись? - гневно воскликнула она. - Ишь, укатили! А как же я, наш чай?
- Мы разве договаривались? - с пьяной прямотой спросил Толик. - У нас юбилей свадьбы. И я что-то не помню, чтобы приглашал вас в свой дом!
Елену перекосило. Его дом! Да, небось, все на родительские деньги! Чтоб у вас руки-ноги отсохли… На следующий день Толя упал с крыши и в двух местах сломал правую ногу. И опять народ толпился во дворе. И снова не было Елены. Тогда-то, наверное, и прозвучало впервые в ее адрес это странное слово - «колдовка». Мол, не колдунья, не ведьма, а так, нечто среднее - подлая баба с дурным глазом и злым языком. Никто не осмеливался утверждать, что несчастья со знакомыми Елены происходили по ее вине, но отрицать закономерность тоже было глупо.
Теперь ее в поселке стали сторониться. Холодное отчуждение Елена встречала в каждом доме. Сначала это забавляло ее. Потом злило.
Она готова была крикнуть: «Люди, вот я - одинокая женщина! Поделитесь со мной частицей тепла! Я отслужу за вашу доброту». Но проходили дни, а никаких перемен к лучшему не было. Елена все больше замыкалась. В душе росла обида. Почему-то хотелось отомстить этим благополучным соседям, которые так унижали ее своим безразличием. И она решилась.
Скоро дачники стали замечать, что на участках начали происходить странные вещи: то яйцо между кабачками обнаружат… Откуда ему взяться, если кур никто не держал? Подбросили… Или другая загадка: по тропинке на ставок все бегали купаться, но однажды вся трава вдоль тропы оказалась смята и завязана в узлы. Кем? Ради чего? Ну, а когда то в одном, то в другом доме у калиток обнаружили рассыпанные булавки, тут сомнений не осталось - речь идет о колдовстве. Взоры встревоженных людей, как по команде, обратились на Елену.
Она не отрицала, что все дело ее рук, и не признавалась, только загадочно качала головой. Иногда рассказывала о дальних родственниках, обладавших сверхъестественными способностями. Потом напоминала, что несколько лет назад с отличием закончила школу экстрасенсов, а потому застрахована от любых неприятностей. И других может застраховать. Если хорошо попросят, конечно.
Зачем она это делала? Трудно сказать. Это была не месть, скорее детская вредность. Мол, не хотите меня любить, не хотите признавать, а придется. Страх заставит. Так и случилось. Спустя время люди вдруг забыли, что у всех загадочных явлений был конкретный виновник. Зато точно знали, что Елена запросто может держать нечистую силу на коротком поводке. В ее маленький домик потянулись «ходоки». Просили отвести от них беду. Она не отказывала. Всем обещала помощь и покровительство. Вы не поверите, но колдовка Елена стала для дачников своего рода оберегом. Все были уверены, что она знает какую-то страшную тайну и скрывает ее. И в этом была доля правды. Елена тщательно скрывала… свое одиночество.

Просмотров:
Loading...
comments powered by HyperComments
Loading...

Loading...