9 июля

«Фабрика рабов»: за 500 долларов украинцев сажают на цепь

В реабилитационные центры, действующие в каждой области, сдают не только наркоманов, но и «лишних» родственников

Громкое закрытие СБУ реабилитационного центра для наркозависимых в Черниговской области, который по факту оказался нелегальной тюрьмой, наделало много шума в соцсетях. Однако это только вершина айсберга, на самом деле - подобных центров минимум по два-три в каждой области. Ведь открыть «фабрику рабов» может любой делок. У государства же нет никаких механизмов для контроля их работы.

В подвал - за раздел имущества
В реабилитационный центр в селе Косачевка на Черниговщине, который был зарегистрирован как религиозная организация, нарко- и алкозависимых свозили со всей Украины и даже из-за рубежа. Но, по словам генпрокурора Юрия Луценко, зависимых там было не более 30 процентов. Остальных людей «сдали» родственники или коллеги с целью решения имущественных дел или при разделе детей.
Как рассказали подопечные центра, их превратили в невольников: в центр привозили насильно, избивали и принуждали к рабскому труду на лесопилке, стройке и на полях. Некоторые находились там по много месяцев и даже лет. За неповиновение их сажали на цепи, избивали. Это называли «приучением к смирению». Большой акцент в «перевоспитании» делали на религию - людей водили в церковь на территории. Рабское содержание было небесплатным: месяц в центре обходился родственникам в 2-7 тысячи гривен.
Порядок держали дедовщиной
Журналисты издания «Вести» пообщались с жителями Косачевки. «Пациентов привозили по ночам. Порядок держали дедовщиной - не было слышно стонов или криков. Первые несколько месяцев новенькие никуда не выходили - скорее всего, их держали в подвалах «на карантине». Свободно ходить по селу могли только «деды». Они и приводили новеньких, если кто-то из местных просил помочь по хозяйству: поставить забор, вскопать огород или выкопать могилу. Они пасли и наших коров, но только за еду - брать деньги им запрещали. Такого, чтобы лазили по домам или воровали, я не слышал», - рассказал один из местных жителей.
Людям запомнился один из моментов «трудотерапии»: «У них были лошади, но на них ездили только надзиратели. Пациенты же впрягались в плуг или в телегу с сеном. Администрация нам говорила, что это один из элементов излечения».
Впрочем, есть и альтернативное мнение. Один из бывших наркоманов рассказал, что ему в центре помогли «завязать»: «Сперва я тоже злился на родителей, которые меня туда упекли. Но когда через полгода мама с папой забрали меня, я сказал им спасибо. Теперь главное - не сорваться».
$500 за две недели лечения
По словам правоохранителей, организовать «реабилитационные центры» стремится каждая уважающая себя секта. «Они действуют при всех харизматических, протестантских церквях. Везде используют трудотерапию, но по факту там рабство, - рассказали силовики. - Иногда используют препараты, которые не имеют лицензии в Украине. И за побочные эффекты ответственности никто не несет. На людях зарабатывают: одни за две недели берут от $500, другие - от 1000 грн. в месяц. Но выгода в другом: кормежка минимальная, основная выгода - от использования рабсилы. Масштабы огромные - у небольших церквей минимум один лагерь, а у тех, что крупнее - по 2-4 или даже до 20. У одной секты в свое время под Киевом в каждом районе было по четыре центра и в самом Киеве - пять. Они же не регистрируются нигде. А чтобы дело по таким центрам имело судебную перспективу, нужны пострадавшие. А таких заявителей не находится».
Подтверждает это и адвокат Иван Либерман. По его словам, реабилитационные центры организуют как откровенные секты, так и религиозные культы, маскирующиеся под традиционное православие. Иногда такой центр - только палатки посреди леса. Неоправославные культы порой берутся лечить не только нарко- и алкозависимых, но и людей с психическими заболеваниями. Объясняют, что в человека «вселилась нечистая сила» и ему нужно пройти обряд экзорцизма. К примеру, в Хмельницкой области есть места, где человека заводят в подвал и кладут до утра возле двух покойников при открытых гробах. Сталкивался с таким в Черниговской и Черкасской областях», - рассказал Либерман.
Он говорит, что пациентов в центрах держат от нескольких месяцев до года. К ним применяют трудотерапию, а порой даже ставят на них опыты: «В некоторых «центрах» привлекают псевдоврачей, которые опробуют на таких людях различные психологические техники. Люди превращаются в биоматериал. Все это уголовные статьи, но ответственности никто не несет. После лечения, бывает, люди топятся или вешаются. А родные, если находят записки с обвинениями в адрес руководителей сект, стараются побыстрее их уничтожить, ведь они же сами их туда отправили. Правоохранители стараются дел с сектантами не иметь. Судов по этому поводу пока не было, и никто не боится».
«Лагеря растут как грибы»
В одном из легальных реабилитационных медцентров Николаевской области нам рассказали, что в каждой области существует по три-четыре незаконных центра: «Эти «лагеря смерти» сейчас растут как грибы. Уставшие от сына-наркомана родители идут на все, чтобы спасти чадо. Поэтому отправляют его в такой закрытый лагерь, где человека избивают и не кормят. Недавно у нас в области был подобный случай. Парень, не выдержав мук, порезал себя, а так называемые пасторы просто выкинули его на улицу, а сами сбежали. Когда правоохранители открыли помещение, то нашли там немытых и голодных людей».
Там посоветовали родственникам наркозависимых сначала самим приехать в центр и убедиться, что у него есть лицензия и что там работают настоящие медики: «А еще любой уважающий себя центр обязательно ставит камеры видеонаблюдения, чтобы родственники могли убедиться, что с их близкими хорошо обращаются».
Принудительное лечение запрещено законом
Роман Ступницкий из всеукраинской общественной организации «Движение противодействия наркомании и наркокоррупции» объясняет, что в Украине не существует госпрограмм реабилитации алко- и наркозависимых, которые есть практически во всех цивилизованных странах. «У нас не готовят специальных врачей, которые могут работать в таких центрах. Для этого нужно на законодательном уровне утверждать новые специальности. Ведь у нас есть только психиатры и наркологи. А больные нуждаются еще и в социальной, психологической помощи. Над разработкой такой программы мы как раз работаем», - говорит он.
По его словам, принудительное лечение у нас запрещено законом: «Только если суд принимает решение, что человек несет угрозу близким (например, мать просыпается, а над головой стоит сын с топором), тогда человека отправляют на принудительное лечение в государственное учреждение».

Евгения Иванова, Ярослав Маркин, Мария Разенкова, журналисты

Просмотров:
comments powered by HyperComments