6 декабря

Михаил Кирьяков на баррикадах Парижа и под сенью николаевских акаций

Старинному казацкому роду с греческими корнями обязаны Одесса и Николаев за леса в степи, морскую гавань и вольнодумство

Изначально местечко Ковалевка значилось в Одесском уезде Херсонской области. Основано оно в 1792 году. Ныне это одно из сел Николаевского района. В середине XVIII века эти прекрасные земли были пожалованы первому коменданту Одессы генерал-лейтенанту Александру Шостаку. А в 1791 году окончилась очередная русско-турецкая кампания. Воевали там бывшие запорожские казаки из Черноморского казачьего войска. А после войны настало время освоения новых отвоеванных и по Высочайшей воле дарованных территорий. Так и сделались первыми ковалевскими поселенцами 36 семей бывших черноморских казаков. В дальнейшем генерал Шостак продал свои владения (6300 десятин) коллежскому советнику Михаилу Михайловичу Кирьякову.

Род грека Кириака

Кирьяковы (Кириаковы) - старинный украинский старшинский казачий род греческого происхождения, основанный в XVII веке неким греком Кириаком. В XVIII веке Кирьяковы возведены в российские потомственные дворяне. По указу генерала-фельдмаршала Румянцева-Задунайского 14 октября 1782 года, первый из Михаилов (дед) - Кирьяков Михаил Иванович, произведен в полковые судьи, а на службе он состоял уже с 1736 года.
Его сын Михаил Михайлович Кирьяков (1766-1825), в нашем повествовании - отец, владел обширными поместьями в Херсонской губернии (Ковалевка, Кирьяковка, Корчино, Барвинцовка - ныне Николаевская область). Михаил Михайлович-отец за дела свои и качества человеческие избирался предводителем херсонского губернского дворянства. Был знаком  с Александром Пушкиными.
Спросите у любого человека, интересующегося историей становления наших южных территорий, о том, с чего начиналась Одесса? Ответ очевиден - с морского коммерческого торгового порта, который, в свою очередь, немыслим без таможенного ведомства. Для этого, собственно,  нужны и полезны морским государствам порты! Точку отсчета бытия Одесской таможни, почти ровесницы города, историки и краеведы ведут от 7 августа 1794 года. В этот день Михаил Михайлович Кирьяков-отец был назначен в Одесскую портовую таможню директором.
Самое же начало государевой службы Кирьякова-отца приходится на 1769 год, именно тогда он был принят в Малороссийский Гадячский полк на должность канцеляриста. В 1787 году «переименован в секунд-майоры». Потом служил в Пограничном департаменте Екатеринославского наместничества. Здесь он отличился прилежанием и был оставлен при канцелярии генерал-фельдмаршала князя Потемкина-Таврического. В отставку вышел в 1787 году. А потом была строящаяся, юная, влюбившая его в себя единожды и навеки Одесса. Здесь пришли заслуженные титулы коллежского, а вскоре и надворного советника.

Как апельсины Одессу спасли

Позволю себе еще раз утверждать, что все события в истории становления нашего края обязательно связаны с Очаковом. Такое у него положение и такая миссия. В 1796 году Михаил Кирьяков-отец, уже опытный таможенник, назначен директором  Очаковской пограничной таможни. К нашему всеобщему сожалению, ненадолго. Ох, уж этот 1796 год! В ноябре  императором становится Павел I, сын Екатерины II. Отрицая все матушкины начинания, он приостанавливает, в том числе и финансирование строительства одесского торгового порта, считай и самой Одессы.
Первый градоначальник Южной Пальмиры боевой морской адмирал Иосиф де Рибас уже был переведен в Санкт-Петербург в лесной департамент! Ему, горячо любившему свое южное детище, когда-то яркому любителю интриг и афер, становится ведома особая страсть Павла I к апельсинам, редкому на то время в наших краях заморскому лакомству. Иосиф де Рибас подсказывает Михаилу Кирьякову о необходимости доставить из Средиземноморских стран обожаемый царем продукт. Вскоре апельсины из Греции прошли одесскую таможню. Фрукты с молниеносной по тем временам скоростью попали в столицу - обоз вышел из Одессы
8 февраля, а 26 февраля сменивший гнев на милость император уже подписал указ:
«1. Отдать магистрату на отделку Одесской гавани все материалы, за которые от казны были заплачены деньги;
2. Выдать 250000 рублей заимообразно на 14 лет, за возврат суммы отвечают все купцы города, как живущие сейчас, так и поселяющиеся там впредь;
3. Продлить все городские льготы на 14 лет, до уплаты займа».
Михаил Кирьяков-отец стал упорно добиваться от правительства реализации императорского повеления. С чем снова благополучно справился. Он же и возглавил комиссию, созданную для руководства строительством Одесской гавани. Своей жизнью и работой Кирьяков заслужил искреннюю любовь близких, признательность и благодарность жителей города. А спустя 200 лет в Одессе появился памятник апельсину! Очакову же повезло меньше. Не было в нем тогда упорного, харизматичного, склонного к аферизму де Рибаса! На многие годы об Очакове забыли, центр переместился в красавицу Одессу.
А 1812 год вошел в историю наших земель не только войной с Наполеоном, но и как год чумной заразы. Во время эпидемии Кирьяков-отец находился в Одессе для организации работ по предохранению от оной. А в 1818 году по именному Высочайшему повелению был избран в комиссию об открытии злоупотреблений для произведения разных следствий. За безупречную службу на столь ответственном посту награжден орденом Святой Анны 2-й степени.

Ананасы из Ковалевки

Однако вернемся к вновь приобретенным прибужским землям. Здесь новым помещикам пришлось столкнуться с огромной проблемой эрозии почв и удержания песчаных грунтов. Новые целинные земли требовали особого ухода. Кирьяков-отец, изучив передовой опыт освоения земель подобного состава, стал одним из первых новых поселенцев нашего края, кто начал создание лесных плантаций, закладку парков лиственных и хвойных деревьев. Он видел в залесении края его уверенное будущее, удобство и большую пользу для людей, живущих на залитых солнцем плодородных землях.
О том, что собой стала представлять Ковалевка в первой половине XIX века, можно судить из свидетельств очевидца, опубликованных в Записках Императорского общества сельского хозяйства Южной России (Одесса, 1857 год): «В 40 верстах от Николаева и в 120 верстах от Одессы, на правом берегу Буга, лежит местечко Ковалевка - имение господина Кирьякова… Впереди деревни церковь, а пред нею фасад к югу - изящно построенный помещичий дом, к которому примыкает сад, отделяющий его от деревни. Повторяя на опыте в своем имении все, что наука садоводства, хлебопашества и овощеводства представляла нового и хорошего, он дал и саду своему не только хозяйственное, но и ботаническое значение, разводя и акклиматизируя в нем различные свойственные югу растения… Сад Скаржинского считался первым в Херсонской губернии, хотя садовник Крейтер заявлял, что Ковалевский сад не уступает ему коллекциями хвойных деревьев, ананасовых и других оранжерейных растений…».

На короткой ноге с Пушкиным

Именно в родовом поместье Кирьяковых-Акацатовых, в 1810 году родился будущий историк, публицист, ученый и агроном-лесовод Михаил Михайлович Кирьяков-сын. Начальное образование он получил дома, здесь же родилась искренняя любовь к природе и истории родного края. В 1828 году Михаил окончил Московский университет с ученой степенью кандидата нравственно-политических наук. Юный образованный дворянин зачисляется на службу в канцелярию Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора Михаила Семеновича Воронцова (заметьте, еще одного выдающегося Михаила нашего края!).
Еще в ранние юношеские годы Михаил водил дружбу с Александром Пушкиным. А все потому, что дом Кирьяковых в Одессе (ныне улица Коблевская, участок дома №35) был центром культурной жизни. Здесь бывали поэт Андрей Подолинский, историк и писатель Аполлон Скальковский, философ Александр Стурдза, литератор и издатель «Новороссийского календаря» Павел Морозов. Приходил, конечно, и Александр Пушкин со своими друзьями Александром Раевским и Павлом Пущиным. Со слов старшей сестры Ксении Михайловны Соколовой (урожденной Кирьяковой) записаны воспоминания о Пушкине как о «непременном посетителе одесского дома Кирьяковых». «Наш отец во время пребывания в Одессе был предводителем дворянства и жил открыто. Каждый понедельник были назначены у нас танцевальные вечера. Пушкин был у нас непременным посетителем». Михаил Кирьяков-сын, «красивый, смуглый, темпераментный» юноша, восторженно относился к поэту.
Поскольку два века назад было принято для адаптации и продолжения образования предпринимать заграничные поездки, Михаил Кирьяков-сын посещает Моравию, Богемию, Силезию, Голландию, Австрию, Венгрию.
1830 год, июль. Кирьяков почти два месяца в Париже. Он изучает общественную и культурную жизнь Франции. Работает в Королевской библиотеке, Дворце юстиции, Ботаническом саду. Здесь же он знакомится с прогрессивно настроенными учеными. О своих впечатлениях и замыслах много пишет на родину, обещая «продолжение, дополнение и словесное окончание в розовой гостиной ковалевского дома в октябре». Все изменила Июльская революция. Франция поднялась против своего короля Карла X Бурбона. На парижских баррикадах вместе с революционно настроенными студентами Политехнической школы сражался Михаил Кирьяков.
Он продолжал описывать волнующие его события и, конечно, делиться этими эмоциями с друзьями в России. Несколько писем попадают в Третье отделение императорской канцелярии (так именовалась тайная полиция). По возвращении из Парижа Кирьяков отстраняется от службы за «пристрастное суждение насчет французской революции». Далее последовала высылка в родовое имение Ковалевку под надзором полиции. Лишь четыре года спустя он будет принят на службу вновь.

И акации в цвету

В селе Михаил Кирьяков-сын занимался научными исследованиями в области лесоразведения в степной зоне, что было в то время делом малоизвестным. В окрестных селах продолжалась высадка деревьев и формирование большого лесного массива, заложенного Кирьяковым-отцом. Всеми работами руководил молодой хозяин. В то время  многие хозяева Южной России считали облесение степи и защиту посевов лесонасаждениями делом эфемерным. Нужны были долгие годы неутомимой деятельности Виктора фон Граффа и нашего земляка Виктора Скаржинского, чтобы убедить всех в обратном. Кирьяков, высоко оценивая значение степных лесонасаждений, занялся ими в обширных размерах. С 1833 года научные и публицистические статьи по вопросам различных направлений сельского хозяйства, лесоразведения появляются в специализированных изданиях России и за границей, его имя постепенно приобретает мировую известность.
С 1834 года Кирьяков стал помещать свои статьи в «Листках общества сельских хозяев Южной России», а в 1837 году принял на себя их редакцию. Здесь Кирьяков напечатал «Об арнаутке Южной России», «Сведения о тонкорунном овцеводстве в Херсонской губернии», «О разведении бука в Южной России» и многие другие статьи.
Интересы Кирьякова-сына как ученого были разнообразны: история, география, статистика, сельское хозяйство и, конечно, лесоразведение. Любимым делом Михаила стало занятие интродукцией различных пород деревьев. Он успешно акклиматизировал веймутову и корсиканскую сосну. А уж этот факт не оставит безразличным ни одного жителя юга - он был одним из инициаторов широкого культивирования акации в качестве декоративной культуры.
А посему именно благодаря ему, молодому ученому, агроному-лесоводу, горячо любящему свою землю, искренне желая ей процветания, красоты и счастья, замечательный николаевский поэт Марк Лисянский более ста лет спустя будет иметь повод написать:

Над лиманом парус белый
И акации в цвету.
Вижу город корабелов
На высоком берегу.

Сегодня в одесском парке на Дерибасовской сидит гостеприимный и улыбающийся Леонид Утесов. В 50-е годы прошлого столетия его шлягер со словами «в цветущих акациях город» знал и любил каждый. Имейте счастье, приезжайте в Одессу посидеть и сделать фото на память рядом с Утесовым. Пройдитесь по Приморскому бульвару, остановитесь перед зданием старой биржи, ныне городской думы, прислушайтесь… звучит гимн Одессы. Это «Песня об Одессе» из оперетты «Белая акация», музыку к которой написал Исаак Дунаевский. А еще подарите себе радость и послушайте о белых акаций гроздьях душистых в исполнении Людмилы Сенчиной..
В 1836 году Михаил Михайлович Кирьяков-сын награжден серебряной медалью российского общества для поощрения лесного хозяйства за «успешные занятия разведением деревьев в безлесных местах».

Историк Кирьяков

В 1830 году по вызову Михаила Кирьякова в Одессу приезжает и поступает на службу, конечно же, для начала в таможенное ведомство, Николай Никифорович Мурзакевич. Они вместе учились в Москве. Уже в 1832 году Николай становится учителем истории и географии в Ришельевском лицее, а в 1857 года - его директором.
Понимая, что местность, прилегающая к Черному и Азовскому морям, не изучена, молодые ученые берут на себя ответственную миссию по изучению и описанию края. Николай Мурзакевич, Михаил Кирьяков и Аполлон Скальковский приходят к мысли о необходимости создания в Одессе общества, целью которого было бы историческое и археологическое изучение Новороссийского края.
Вот как об этом писал сам Мурзакевич: «Осенью 1834 года, в вечерних беседах, Кирьяков, Скальковский и я положили между собою, по силам и возможностям каждого, выяснить доселе темную историю Новороссийского края. Кирьяков брал на себя обработать хозяйственную часть, Скальковский - новую историю, а мне присудили древнюю. С этого решения беседы наши о крае сделались почти главными».
В 1839 году было создано Одесское общество истории и древности. Николай Мурзакевич был избран его секретарем. Михаил Кирьяков был избран членом-основателем уже посмертно...
Скончался Михаил Михайлович в 1839 году в Ковалевке после продолжительной болезни в возрасте 29 лет. Похоронен в Одессе на первом городском кладбище. Ныне от поместья и сада ничего не осталось. За селом Ковалевкой сохранился и шумит лес, посаженный Кирьяковыми для себя и для потомков. Михаил Михайлович был единственным достойным наследником и продолжателем дел отца.
...Ниже Ковалевки по течению Южного Буга, всего в двадцати километрах от Николаева, расположилось не очень большое село Кирьяковка. Его название только и напоминает нам о первых замечательных хозяевах земли этой. В Кирьяковке создан сельский совет, куда входят сама Кирьяковка, Каменная Балка и Петрово-Солониха. У берегов Петрово-Солонихи Южный Буг образует заводь. Здесь на протяжении многих лет живет огромная, до 300 особей, колония белых лебедей. Кто знает, может ими любовался, как и мы сейчас, выдающийся ученый-естествоиспытатель, краевед Михаил Михайлович Кирьяков.
А наш красавец извилистый Буг-Гипанис все так же несет свои воды вдоль земель, когда-то принадлежавших начавшим их освоение господам Кирьяковым.
Архангелу Михаилу молятся об избавлении от скорби, при входе в новый дом и на основание дома, о спасении и сохранении государства.
Дань памяти великим Михаилам - нашим землякам, беспременно будет способствовать пониманию и укреплению державы нашей, веры преданной, труда самоотверженного.

Просмотров:
comments powered by HyperComments