23 сентября
  • ПОДПИСКА НА НИКОЛАЕВСКИЕ НОВОСТИ
  • КОМПЛЕКТ
  • ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
  • ТЕЛЕВИЗИОННЫЙ
  • СПОРТ
  • Подвиг капитана Остена

    Близ Очакова отважный 35-летний командир военного судна уничтожил четыре турецкие галеры.
     Лето 1788 года. Русско-турецкая война. Она вошла в нашу историю взятием Измаила и Очакова, а также блестящими победами Суворова при Фокшанах и Рымнике. На фоне этих славных викторий только что созданный Черноморский флот оставался в тени, но подвиг Христиана Ивановича Остен-Сакена, произошедший на территории теперь уже Николаевской области, вызвал в XVIII веке в России широкий общественный резонанс.
    Знак героя
    В почетный перечень многочисленных навигационных ориентиров Украины входит и Сакенский створный знак. Он расположен у мыса Сакен, выступающего в акваторию Днепро-Бугского лимана с территории Очаковского района. Этот знак указывает места поворота с седьмого на восьмое колено Днепро-Бугского лиманского канала. Он расположен на склоне обширной балки. Здесь когда-то был хутор графа Григория Кушелева, одного из видных военно-морских деятелей Екатерининских времен. Хутор был уже указан на планах 1849 и 1890 годов, а также в тогдашних лоциях. За ним открывается высокий крутой мыс, который изначально именовался Сарыкальским. Название это имеет тюркское начало и в переводе означает «желтая глина» («сары» - желтый, «килли» - глина).
    Сакенский створный знак позволяет пройти судам, построенным в Николаеве и Херсоне, по безопасным лиманным каналам. Он помогает и судам, доставляющим грузы из наших портов-тружеников по всему миру.
    Знак «Сакен» назван в честь морского офицера, капитана второго ранга Христиана Ивановича Остен-Сакена. Он родился в начале 50-х годов XVIII столетия и был одним из шестерых детей небогатой дворянской семьи из древнего рода эстляндских немцев. Его отец, ставший российским капитаном Кристофом-Адольфом фон дер Остен-Сакеном, и мать Мария-Юстина, урожденная фон Липгарт, старались дать любознательному и воспитанному на морских традициях сыну достойное образование. В 1766 году Христиан поступает в Санкт-Петербургский морской дворянский кадетский корпус, на знаменах которого написано «Жизнь - Родине, честь - никому!», и в 1772 году успешно оканчивает его. В том же году капрал Остен-Сакен получает звание мичмана и направляется в Кронштадт, откуда вскоре переведен в район Греческого архипелага.
    Для усиления Средиземноморской эскадры в начале мая 1772 года из Кронштадта вышел отряд кораблей под командованием контр-адмирала Василия Чичагова. В него входили 74-пушечный корабль «Чесма» и два 66-пушечных корабля «Граф Орлов» и «Победа».
    Так, волею судьбы Остен-Сакен стал участником Первой Архипелагской экспедиции русского флота. 28 октября 1772 года участвовал в сражении с турками в Патрасском заливе. Кстати, Василию Чичагову историки приписывают замечательную тактику: принимать атаку противника на выгодной позиции, чтобы одерживать победы малой кровью. Этот ориентир человеческой доблести и отваги вел по жизни многих, кому выпало счастье служить рядом.
    Приказ Суворова
    В 1786 году Христиан Остен-Сакен переводится на Черноморский флот, и вскоре ему присваивают звание капитана 2-го ранга. В том же году с отрядом из 600 человек он командирован князем Потемкиным в Польшу для заготовки леса и постройки судов. Оттуда капитан привел в Херсон 18 вооруженных шлюпок и баркасов. В 1788 году Остен-Сакена назначили командиром 40-весельной дубель-шлюпки в составе эскадры гребных судов Днепровского лимана. Эскадра была образована Григорием Потемкиным и отдана под начало принца Нассау-Зигена.
    Дубель-шлюпка представляла собой небольшое парусно-гребное судно, имевшее 42 весла, одну мачту с парусом и 15 пушек небольшого калибра. Экипаж составлял
    60-80 человек. Судно было тяжелым, тихоходным и обладало плохой мореходностью. Однако в хороших руках опытного морского офицера Остен-Сакена оно стало одним из лучших во флотилии, успешно участвовало во всех боевых операциях.
    В мае 1788 года эскадра передислоцируется в район Глубокой Пристани на правом берегу Днепровского лимана. Это время самых активных действий по подготовке к осаде Очакова. Небольшой отряд русских судов в составе дубель-шлюпки и двух канонерских лодок под командованием Остен-Сакена был направлен на Кинбурн. Задача - поддержание связи командования флотилии с корпусом Александра Суворова, дислоцированным на Кинбурне. Также в обязанности капитана вменялось наблюдение за входом в лиман. И вот на рассвете 18 мая на горизонте появился турецкий флот - более полусотни вымпелов Черноморской эскадры Абдул-Хамида I под командованием капудан-паши Эсски-Гуссейна.
    Суворов вызвал Остен-Сакена и приказал ему уходить к Глубокой Пристани, чтобы своевременно предупредить командование флотилии о появлении турок. Капитан отправил с донесением свои канонерские лодки, а сам с разрешения Суворова задержался, чтобы уточнить состав турецкого флота.
    Эскадра Эсски-Гуссейна, прозванного «крокодилом морских битв», встала на якорь у Очакова
    20 мая. Это была существенная сила - 12 линейных кораблей, 13 фрегатов, 6 брандеров, более дюжины бомбардирских кораблей, галер... Морская пехота лишь на треть состояла из турецких пехотинцев. Остальные были наемниками, завербованными на подвластных Порте территориях. На судах находились несколько сотен английских матросов и офицеров, артиллеристов. Советником капудан-паши был британский контр-адмирал.
    Суворов написал об этом в письме Нассау-Зигену. В связи с угрозой нападения турок на Кинбурн дубель-шлюбка получила приказ срочно отойти к эскадре принца, охранявшего в то время подступы к Херсону и будущему Николаеву.
    Последний бой капитана
    Около 10 часов утра 20 мая дубель-шлюпка отошла от Кинбурна. Между тем турецкий флот уже зашел в лиман, в связи с чем Остен-Сакену предстояло не просто идти, а прорываться к своим, обходя отряды неприятельских судов. На веслах и под парусом он спешил к устью Днепра, держась поближе к берегу, чтобы турки не заметили его. Но пройти незамеченным не удалось. К шести часам вечера недалеко от устья Южного Буга 13 турецких галер стали нагонять судно. Начался его обстрел.
    Оценивая всю безнадежность положения, Остен-Сакен отправил шлюпку с письмом Суворова к Нассау-Зигену и кормовым флагом своей дубель-шлюпки. А на словах просил передать, что живым не сдастся. Турки все внимание сосредоточили на судне, и маленькой шлюпке удалось уйти вдоль берега.


    Русский эскадренный броненосец «Чесма» в районе Севастополя, 1892 г.

    Тем временем Остен-Сакен продолжал бой. Умело маневрируя, он трижды увертывался от абордажа, уклонялся от попыток турок нанести таранный удар, а также обеспечивал своим канонирам возможность наносить мощные пушечные удары по галерам противника. Из строя были выведены три неприятельских судна, но остальные продолжали атаковать. Все же туркам удалось сцепиться с русским судном, и они ринулись на абордаж.
    На палубе завязался ожесточенный бой. Русские моряки сражались отчаянно, но силы были неравные. Вскоре подошли еще две турецкие галеры. Видя, что дело идет к концу, Остен-Сакен принял решение... Он спустился в пороховую крюйт-камеру и взорвал судно!
    Огненный столб взрыва буквально разнес на куски дубель-шлюпку, а вместе с ней взлетели на воздух и четыре галеры противника. Другие турецкие корабли, наскоро подобрав из воды своих матросов, погребли в сторону Очакова. Вместо вести о победе он везли тяжелое сообщение о гибели четырех галер и их экипажей. А волны лимана вынесли тело капитана Остен-Сакена на берег, где он и был найден. Ему было всего тридцать пять лет.
    Князь Потемкин, который лично знал и ценил Остен-Сакена как храброго, знающего и исполнительного офицера, приказал собрать точные сведения о его последнем бое. В докладе императрице Екатерине II о подвиге Потемкин подчеркнул, что «неустрашимость, с которою он сражался, и геройская его смерть показали туркам, каких они имеют неприятелей». Императрица отметила свое восхищение геройским поступком рядом монарших милостей. В награду за подвиг Христиана Остен-Сакена пожаловала его семье (брату и сестрам, так как капитан погиб неженатым) имение y города Елгава (историческое русское название Митава, немецкое Mitau). Ныне это город в Латвии. В церкви Морского кадетского корпуса, где учился Остен-Сакен, была установлена мраморная доска в память о бывшем воспитаннике.
    2 июля 1788 года указом императрицы Екатерины II была учреждена медаль «За храбрость на водах Очаковских». Награда предназначалась для вручения нижним чинам флотилии адмирала Карла Нассау-Зигена, вступивших в сражение с турками в Днепро-Бугском лимане недалеко от Очакова и уничтоживших турецкие корабли. Всего было изготовлено 5 тысяч медалей из серебра.
    Горькая судьба «Капитана Сакена»
    К 100-летию подвига в Николаеве был построен минный линейный крейсер Черноморского флота «Капитан Сакен». Его судьба столь же трагична, сколь трагична судьба самого капитана. Об этом читаем у Валерия Бабича.
    Ноябрь 1920 года. Остатки войск Врангеля на кораблях и судах Черноморского флота эвакуировались на военно-морскую базу Франции Бизерту в Тунисе. Считалось, что это временное перебазирование, и вскоре флот вернется в Севастополь. Но этого не произошло. Переговоры советского правительства с Францией о возвращении кораблей к успеху не привели. В октябре 1924 года, после заключения мирного договора между СССР и Францией, русские моряки покинули эти корабли, перешли на положение беженцев и растворились среди местного населения. Всего из крымских портов было уведено более 120 кораблей и судов, на которых ушли тысячи моряков!
    В 1936 году линкор «Воля» (бывший линкор-дредноут «Александр III») вместе с другими кораблями, среди которых были и эскадренные миноносцы постройки николаевской верфи «Наваль» - «Беспокойный», «Гневный», «Дерзкий», «Звонкий», «Зоркий», «Жаркий», «Капитан Сакен» и другие, были разобраны на металл.
    ...А сарыкальский мыс был переименован в мыс Сакена. Под таким названием он известен и сейчас на морских картах и в лоциях. За мысом Сакен открывается кажущаяся безбрежной ширь Днепро-Бугского лимана. А корабли, идущие из николаевских портов, перевозят не только грузы, но и вести о замечательном городе с удивительной историей. О людях, которые умеют плодотворно работать и учиться, жить, любить, растить красивых и умных детей, трепетно хранить память о тех, чьими именами писалась героическая история края и передавать ее пришедшим поколениям.

    Татьяна ЧИЧКАЛЮК,
     краевед



      Просмотров:
      comments powered by HyperComments