26 сентября
  • ПОДПИСКА НА НИКОЛАЕВСКИЕ НОВОСТИ
  • КОМПЛЕКТ
  • ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
  • ТЕЛЕВИЗИОННЫЙ
  • СПОРТ
  • Как ГПУ накрыла «шпионскую» ячейку

    Николаевские городские хроники начала XX столетия.
    Церковный звон
    Оперетта была одним из самых любимых зрелищ в дореволюционном Николаеве. Как-то актриса со своим партнером были приглашены в особняк исполнилть перед собравшимися несколько сценок с пением и танцами. Успех был огромный. Пару стали приглашать в другие дома. Но однажды публика  на выступление артистов ответила гробовым молчанием.
    Как выяснилось, среди зрителей была чрезвычайно важная персона, которой по ошибке сообщили, что в доме ее ждет церковная музыка. Этот жанр персона любила. Обнаружив присутствие артистов греховной оперетты, персона насупилась и высказалась в их адрес чрезвычайно резко. После этого никто из публики не осмелился рукоплескать.

    Вечеринка со шпионами
    Петя настолько увлекся идеями мировой революции, что даже решил сменить имя. Он долго знакомился с биографиями знаменитых революционеров и, наконец, назвал себя Вильгельмом. Инициатива Петра вызвала в комсомольской ячейке одобрение и желание подражать. Так здесь появились Карл, Андре, Роза, Фердинанд, Лаура…
    По данному поводу устроили вечеринку. Собрались у Пети, то есть Вильгельма, который снимал комнату у одинокого старика на окраине Николаева. Выпивали, танцевали, с наслаждением называя друг друга новыми именами.
    На следующий день хозяин квартиры отправился в окружной отдел ГПУ. Здесь он сообщил чекистам, что его квартирант - подозрительная личность.
    «Когда вселялся, то именовал себя Петром,  - рассказывал старичок, - а дружки называют его Вильгельмом. И у дружков тоже нерусские имена - Карл, Фердинанд… Видать, все иностранцы, и сдается мне, что они шпионы».
    Чекисты взялись за дело быстро и основательно. Вскоре вся комсомольская ячейка уже давала показания следователям окротдела ГПУ. Разобравшись, комсомольцев отпустили по домам, настоятельно посоветовав не чудить с именами.
    ...Шли двадцатые годы XX века.

    Любовь и пчелы
    1931 год. В библиотеке николаевская девушка выбирала книги.
    - Мне бы роман про любовь, - обратилась она к библиотекарше.- Чтобы там была красивая заграничная жизнь.
    Библиотекарь кивнула головой, порылась в грудах книг и протянула толстенный роман. Но предупредила:
    - К роману полагается нагрузка. Вы должны взять что-нибудь из общественно-политической, научно-популярной литературы. Мы обязаны продвигать в массы самые разнообразные знания.
    - А нельзя без нагрузки? - жалобно попросила девушка.
    - Нет, - отрезала библиотекарша. - Выбирайте: вот  речи товарища Бухарина, а это брошюры о классовой борьбе в деревне,  есть еще литература по геологии, справочник пчеловода…
    Девушка растерянно молчала, а затем махнула рукой:
    - Давайте… о разведении пчел!

    Вячеслав ЧУНИХИН, краевед

      Просмотров:
      comments powered by HyperComments