8 декабря

Неуклюжая социальная политика привела к тому, что рожать детей вне брака теперь доходно, а быть одинокой матерью - выгодно

Выгодное одиночество.
За последние десять лет количество одиноких матерей в Украине увеличилось в двадцать раз. Чиновники уверены, что как минимум у половины из них есть мужья, просто наши предприимчивые сограждане хотят растить потомство не только за свой, но и за государственный счет.
На начало 2012 года в Украине зарегистрировано 576 тысяч одиноких матерей, которые получают государственную помощь на 640 тысяч детей. На первый взгляд ничего удивительного в этих цифрах нет, если бы не тот факт, что десять лет назад в нашей стране насчитывалось в двадцать раз меньше матерей-одиночек. На сегодня же фактически 25 процентов детей, рожденных в Украине, - внебрачные. Идет ли речь о гибели семьи как общественно важного института (о чем в Европе говорят уже давно) или все дело в корыстолюбии украинцев?
У Надежды Рязановой, заместителя директора Департамента государственной социальной помощи министерства социальной политики Украины, своя версия происходящего, подкрепленная конкретными цифрами. «В 2000 году государство платило одинокой маме
5 гривен 20 копеек в месяц, - говорит специалист. - Естественно, такие деньги никого не интересовали».
По мнению Рязановой, одиноких матерей стало намного больше после того, как в 2001 году был принят в новой редакции Закон «О государственной помощи семьям с детьми». «Изначально сумма помощи матерям была небольшая, но она увеличивалась с каждым годом, поскольку привязана к прожиточному минимуму. И многие перестали регистрировать брак. Я уверена, что 50% семей не регистрируют браки, чтобы получать деньги от государства. Это видно из графика», - делает вывод Рязанова.
В министерстве социальной политики говорят, что выяснить, есть у гражданки муж или нет, практически невозможно. «В селах соседи еще могут сказать, что Иванова, например, живет с мужем, а в городах люди живут обособленно и не знают, что происходит за чужой дверью. Никто не будет ходить по квартирам и расспрашивать, живете вы с мужем или с любовником», - говорит Рязанова.
От инициативы проверять, есть ли у одинокой матери дорогая машина, породистое животное или шикарный ремонт в квартире, в министерстве открещиваются, говорят, что будут действовать более цивилизованно.
Министерство подготовило законопроект, согласно которому, если доход семьи превышает среднюю заработную плату, такая семья не будет иметь права на пособие. «Мы хотим поднять максимальный размер пособия до
60 процентов прожиточного минимума и сделать так, чтобы помощь получали семьи, действительно в этом нуждающиеся, а не те, кто приезжает в собез за пособием на BMW и в норковых шубах», - говорит Рязанова. Правда, в министерстве уже подсчитали, что после принятия новой редакции закона отсеется всего лишь 6-7% получателей помощи (видимо, это те, кто в норковых шубах).

Ломка советских стереотипов
Юля Трофимова - мать-одиночка. Дочку родила в возрасте «чуть за тридцать», ее родители не возражали и сейчас всячески заботятся о внучке Веронике. С отцом девочки у семьи контакт минимальный. Юля говорит, что стать официально матерью-одиночкой было очень просто. «Я регистрировалась сразу после рождения дочки. Подала в собез заявление, свидетельство о рождении ребенка, ксерокопию паспорта, справку о том, что я не работаю, и все. С тех пор мне уже в течение пяти лет платят помощь. Сейчас - 260 грн. в месяц». Юля говорит, что все пять лет деньги капают на карточку вовремя.
Государственную помощь Юля воспринимает как приятный подарок, поскольку она работает (правда, официально не оформлена), да и родители помогают. Пособие в основном тратится на досуг и игрушки для ребенка. «Деньги лишними не бывают, но если государство действительно хочет помочь нуждающимся в этом, сумма должна быть больше - хотя бы на уровне 500 гривен», - считает Юля.
Светлана Солонская, психолог, руководитель Института политического консалтинга, рассказывает: «В советские времена словосочетание «мать-одиночка» было сродни диагнозу «проказа». Женщины стеснялись оформлять документы, поскольку общество порицало безотцовщину. Теперь же украинки поняли, что положение матери-одиночки, во-первых, уже никто не осуждает, а во-вторых, это еще и выгодно материально».
По мнению психолога, многие мужчины не хотят жениться и содержать детей, а если и платят алименты, то оформляют липовые справки о доходе в тысячу гривен. И получается, что помощь от государства может быть больше алиментов.
Бывает и по-другому: родители живут вместе, но оформлять отношения не спешат даже после рождения ребенка. Психолог Наталья Иванцова объясняет: «Матери страхуются - чтобы муж не имел права на ребенка в случае развода, чтобы не пришлось разыскивать его для получения разрешения, например, при поездке с ребенком за границу. Женщины стараются избежать этих хлопот загодя, если не уверены на сто процентов в своем партнере».

Социальный паразитизм
Однако последнее десятилетие ознаменовалось не только переоценкой семейных ценностей и ломкой советских стереотипов, но и появлением целого класса граждан, паразитирующих на государственных выплатах. Особенно это проявилось после того, как в 2005 году была узаконена серьезная денежная помощь при рождении ребенка.
В одном из сел есть местная героиня - Иванка, которая за последние шесть-семь лет родила пятерых детей. Мужа она привезла из психиатрической клиники, где когда-то лечилась. Однако всех пятерых Иванка родила вне брака и на каждого ребенка получает не только денежную помощь при рождении (с последующей выплатой до шести лет), но и помощь как мать-одиночка. В селе уже подсчитали, что доход женщины должен составлять несколько тысяч в месяц, по меркам села это огромная сумма. При этом семья живет в покосившемся домике с выбитыми окнами, а детей родители купают в речке.
39-летняя мать пятерых детей никогда не готовит еду и не стирает. Вещи покупает в райцентре в секонд-хенде, дети их занашивают до дыр. После получения «детских денег» в течение десяти дней Иванка ходит в магазин и покупает ребятишкам все, что их душа пожелает, из имеющегося в наличии - конфеты, пирожные, игрушки. Вторую половину месяца детей подкармливают родственники и соседи.
В селе к ней относятся снисходительно, говорят: «Дурна, дурна, а розумніша за всіх інших!». Даже местный священник не осуждает эту семью. Иванка с мужем приглашают его на каждые крестины. Правда, говорят, что во время крестин пятого ребенка священник все же посоветовал родителям воздержаться от дальнейшего деторождения.
Как-то людям удалось убедить Иванку, что лучше отдать детей в детдом, и она уже было согласилась, но тут ей объяснили, что тогда она не будет получать пособие на детей, и Иванка передумала. Кстати, в ее планах родить еще парочку детей, поскольку Иванка где-то слышала, что за рождение шестого ребенка государство дарит микроавтобус, а за седьмого - дом.

Семья и детские деньги
Ольга Балакирева, социолог, председатель правления Украинского института социальных исследований имени Яременко, говорит, что семья по-прежнему занимает первое место в рейтинге жизненных ценностей украинцев, однако ее роль заметно ослабевает, все больше пар предпочитают жить в гражданском браке. В 1996 году таковых было 3,2%, а в 2011-м уже 8,8%. Увеличивается и количество внебрачных детей. В 1990 году - 11,2%, в 2011-м - 21,2%. Балакирева отмечает, что это общеевропейская тенденция. В 1990-м в странах Евросоюза было 17,4% внебрачных детей, а сейчас 37,4%.
Что же касается государственной помощи одиноким матерям, то есть те, кто действительно в ней нуждается. Есть те, кому она, по сути, ничего не дает. Есть категория людей, которым и дети ни к чему. Однако ясно одно: все государственные меры и полумеры, направленные на повышение уровня рождаемости в стране, пока терпят фиаско. Украина сегодня занимает первое место в мире по темпам вымирания населения - 0,8 процента в год. И это притом, что в госбюджете на 2012 год на социальные программы запланировано 30 миллиардов гривен (в 2011-м - 26 миллиардов). Но почти в два раза больше, чем страна тратит на содержание армии.

Что получают матери-одиночки
Сумма государственной помощи зависит от возраста ребенка и доходов матери. Помощь в размере 50% прожиточного минимума получают матери с низким уровнем дохода. Все остальные - в размере 30% прожиточного минимума. В абсолютных цифрах это выглядит следующим образом: в конце 2011 года на детей до 6 лет государство выплачивало от 260 до 435 грн., на детей 6-18 лет - от 312 до 521 грн.

 Наталья ТАЛАЛАЙ,
журналистка
Просмотров:
comments powered by HyperComments