8 августа

В депутаты через бордель?..

Николаевские городские хроники начала XX столетия
Токарь Алексей был молодым человеком с отменным здоровьем. А тут простудился и несколько дней не выходил на работу. Профсоюзная активистка, посетившая его на дому, прибежала назад в страшном волнении. Алексей увлекался живописью, и среди его картин профактивистка увидела полотно с изображением передовой работницы Кати, выдвинутой в депутаты Николаевского  горсовета. На картине Катя совершенно голая возлежала на атласных подушках, вся в браслетах, перстнях, окруженная коврами, вазами и прочими атрибутами роскоши.
Выслушав рассказ активистки, председатель профкома созвал самых верных соратников и поставил вопрос: что делать? Посовещавшись, решили вызвать для объяснений Алексея. Токарь-живописец явился и начал пространные рассуждения об искусстве.
- Как художник я имею право на фантазию. Вот и решил изобразить Катю в таком необычном виде. Обнаженное тело не должно никого смущать, - продолжал разъяснять свою позицию Алексей. - В произведениях искусства Древней Греции мы видим множество обнаженных…
- Здесь не Древняя Греция, - прервал председатель, - здесь пролетарский город Николаев. Наша  Катя раньше жила в селе, батрачила, она пришла в Николаев  вся в лохмотьях,  неудержимо стремясь влиться в ряды рабочего класса. Влилась и достигла больших успехов в труде и общественной работе. А ты нарисовал ее, как мне доложили, в виде гаремной женщины, созданной для разврата.
Выражение «гаремная женщина» председатель услышал на одном из совещаний. Этим термином клеймили позором тех представительниц прекрасного пола, которые погружались в пучину чувственных наслаждений. Было время нэпа, и многие партийные начальники, настроенные аскетически, осуждали культ эротики.
Помолчав, председатель завершил заседание, заявив:
- Ты, Алексей, должен избавиться  от своей мазни как можно быстрее. Катерине об этой позорной истории рассказывать не следует.  Не надо волновать ее перед выборами.  Всем понятно?
…Прошло несколько дней, и Катя прибежала к председателю профкома, рыдая. Она сообщила, что была на встрече с избирателями, и там женщины-работницы обругали ее и выгнали с собрания.
- Они кричали, что мне место не в горсовете, а в борделе, - плача, рассказывала Катя, - что только шлюха может красоваться голой на людях. Что все это значит, товарищ председатель?
Председатель бросился к Алексею.
- Но вы же сказали, чтобы я избавился от картины, - оправдывался токарь-живописец. - Вот я и вынес ее на базар и выставил на продажу. Столько народа набежало посмотреть, считай половина Николаева.
Председатель только застонал и без сил опустился на стул.

Вячеслав ЧУНИХИН, краевед

Просмотров:
comments powered by HyperComments