26 февраля

Прекрасно сыгранная роль

Наверное, тот, кто произнес известную фразу: «Все, что ни делается - к лучшему», - был человеком с запасом оптимизма. Думала так Ниночка, которая не читала ни Вольтера, ни Шекспира, да и вообще могла лишь с интересом листать журнал мод, которые не требовали никакого умственного напряжения. Эта очень симпатичная молодая женщина, не привыкшая расстраиваться по пустякам и грустить без всякого повода, уже которую неделю находилась в подавленном состоянии. Ниночкин муж Дима, покладистый и безропотный «подкаблучник», вдруг решил уйти из их общего дома, куда вложил немало средств и сил. На столе в кухне все еще лежала оставленная им записка: «Мы с тобой давно не понимаем друг друга. Ухожу к родителям. Пожалуйста, по пустякам меня не беспокой».
«Правильно говорят, что все мужчины  - эгоисты», - Ниночка убеждала себя в том, что во всем виноват только муж. Куда ей сейчас податься - без специальности, без связей. Конечно, есть у нее кое-что накопленное, но это ведь капля в море. Да, права была мудрая мама, когда говорила уже замужней Нине: «Хорошо, когда муж ни в чем не отказывает. Не обижайся, дочка, но ведь у тебя, кроме красоты, никаких достоинств-то и нет... Представь, что осталась ты одна, без денег, что делать-то станешь?» Нина тогда только посмеялась в ответ. И вот, через десять лет слова мамы оказались пророческими...
Ниночка слонялась по квартире, не зная, чем себя занять. Раньше у нее была масса дел: побегать по магазинам, съездить в сауну или косметический салон, посплетничать по телефону с приятельницами. Теперь ее ничто не радовало.
Подруг, чтобы рассказать о своем горе, у Ниночки никогда не было. Не складывалось ни в детстве, когда бегала босоногой девчонкой по деревенским улицам, ни позже, когда училась в педучилище. Она была девушкой видной, но характер имела прескверный. Во всем хотела быть первой, но училась неважно, умом не отличалась, зато красотой своей гордилась. Какие уж тут подруги!
После второго курса Ниночка поехала в пансионат на берегу моря. И вот там познакомилась с четверокурсником Димой из кораблестроительного института. Долговязый неразговорчивый николаевец влюбился в Нинку-картинку, так ее называли в училище, с первого взгляда. На танцах глаз с нее не сводит, а вот пригласить не решился ни разу. Зато сама Ниночка, поймав его красноречивые взгляды, проявила инициативу.
За две недели их роман прошел все стадии развития, завершившись, как позже оказалось, Ниночкиной беременностью, а затем скорой свадьбой... К ужасу интеллигентных Диминых родителей.
Ребенок Ниночке был ни к чему, и, ни слова не сказав мужу, она сделала аборт. Училище она без сожаления оставила, не доучившись полгода. Свекор и свекровь сделали все, чтобы нахальная провинциалка не поселилась в их доме.
Диме с женой они купили двухкомнатную квартиру и готовы были помочь чем угодно, только бы не видеть, как их бесхребетный сын все больше попадает под каблук жены.
Еще недавно родителям  казалось, что Диму интересует только учеба, и к женскому полу ему нет никакого дела. Как же они ошибались! Первая попавшаяся на пути смазливая девица затащила его в постель, а затем и женила на себе.
Прошло несколько лет. Диму все больше увлекала работа и все меньше - молодая жена, которая не желала ни работать, ни учиться. И потому общие темы для разговоров находились все реже и реже. Красиво жить - вот что составляло смысл ее жизни. Ниночка не мешала Диме создавать эту красивую жизнь. Она не пыталась понять, чем он занимается, почему задерживается, и даже не называла мужа по имени. Лишь слышалось постоянно: «Никитин, подай, принеси, помоги».
Знание языков, компьютера и отличная научная подготовка позволили Дмитрию успешно работать в солидной фирме, где его уважали и ценили. Тем более, что он был безотказен, не считался со временем. Ниночка, хозяйничая в их доме, встречала его чаще всего с каким-то отсутствующим взглядом на кукольном лице. Дмитрий старался теперь чаще бывать у сильно постаревших родителей, которые всегда были рады ему, но не его жене. Им было о чем поговорить, поспорить. Словно сговорившись, Никитины никогда не напоминали сыну о его ошибке, стараясь даже не произносить имени невестки. И о разводе заговорить им было тоже неловко. В этой семье без слов понимали друг друга и каждый старался не сделать больно родному человеку даже неосторожным словом...
Только с годами Дмитрий понял и оценил своих родителей. Он видел, что они всегда будут на его стороне, что бы ни случилось. И это очень поддерживало его в трудные минуты. А еще они гордились успехами сына. И, конечно же, хотели, чтобы их единственный сын был счастлив. Дима боялся признаться даже самому себе в том, что несчастлив с Ниной. Она была всецело поглощена лишь собой. «Нинка-картинка» могла часами изучать себя в зеркале, находила себя молодой и ухоженной, как и много лет назад. Никаких других достоинств, кроме того, что дала ей природа, у нее так и не появилось. С мужем они умудрились как-то сосуществовать параллельно, хотя и рядом. И потому ей и в голову никогда не пришло, что ее тихий Дима может уйти от нее. Ладно бы, замену ей нашел - Ниночка бы могла понять - но ведь ушел просто так, без всякой, на ее взгляд, причины.
Но это произошло. Она пыталась осмыслить новое свое положение, но у обиженной красавицы ничего не выходило. Ну, не привыкла Ниночка решать проблемы, ведь никогда они не возникали у нее, все всегда решал муж. Но оставаться брошенной женой так не хотелось. Как жаль, что прошли те времена, когда можно было пожаловаться на собственного мужа в профком или партбюро, где супругу указали бы на неугодное поведение. Какому мужику захотелось бы публичного копания в личной жизни?
А сейчас что? Чем припугнуть мужа? Не было у Ниночки ни единого «рычага», ни единой «зацепки», чтобы заставить Диму вернуться. Она даже пожалела, что ребенка у них нет, ведь можно было бы сыграть на отцовских чувствах… Как это всегда бывает, решение пришло внезапно. Ниночка вдруг вспомнила, как несколько лет назад, отдыхая на Кипре, услышала на пляже одну историю, напоминающую ее собственную...
Рассказала ее одна женщина, из, как сейчас говорят, «новых русских». У той был такой же доверчивый по отношению к женщинам богатый муж, которого удалось вернуть обратно, вызвав нешуточную жалость... Никаких скандалов, выяснения отношений и в помине не было.
Все было очень просто, но, как оказалось, беспроигрышно. Почти беспроигрышно. И Ниночка решила перенять опыт незнакомки: а вдруг выгорит. Других вариантов все равно не было. Ниночка сразу повеселела, воспрянула духом. И, едва дождавшись вечера, набрала номер телефона Диминых родителей. Слабым, едва слышным голосом попросила: «Будьте добры, позовите Дмитрия...». Ее испуганно спросили: «Это вы, Нина? Что-то случилось?» Тяжело вздохнув, Ниночка едва слышно произнесла: «Да... Я только что от врача...». Трубку взял Дима: «Что случилось?!» И Ниночка, глотая слезы, где только и взялись, пролепетала: «Извини, милый, что беспокою тебя... Я все понимаю... Если бы не серьезные обстоятельства, я не позвонила бы... Кажется, я серьезно больна... Мне нужна твоя помощь». Ниночка абсолютно натурально зарыдала. Ей так жаль стало себя, несчастную, брошенную, что она почти поверила в то, что наговорила мужу. Дима растерялся, прокричал: «Не плачь, я уже еду к тебе!».
Положив трубку, «больная» захлопала в ладоши. Бросилась в ванную смывать косметику, а затем - на кухню чистить лук... Вдыхая едкий запах и поднося луковицы близко к глазам, добивалась сильного покраснения век. Она готовилась произвести на мужа впечатление, чтобы он поверил, что она страдает.
Дмитрий примчался, запыхавшись, прямо с порога воскликнул:
- Что случилось?
Заплаканная Ниночка, опустив голову, прошла в комнату и присела на краешек дивана. Картинно приложив платок к воспаленным глазам, вдруг расплакалась навзрыд. Слезы все катились и катились. И это было уже не действие лука, а отчаяние, что накопилось в ее душе за последние недели, когда она вдруг отчетливо поняла, что в жизни нет ничего незыблемого, и она может потерять все. И это все было связано с Дмитрием, который может исчезнуть из ее жизни... Стоило побороться за себя, отвергнутую и почти брошенную на произвол судьбы. Та еще артистка Ниночка, сбиваясь, с трудом подбирая слова, сказала мужу страшное... Якобы давно чувствовала себя неважно, но все тянула с визитом к врачу. А, когда наконец прошла обследования и сдала анализы, то еще долго ждала результатов.
-   Это было два месяца назад, а вчера мне позвонили, - Ниночка зарыдала, - врач попросил приехать!
Дмитрий, изменившись в лице, легонько взял ее за плечо, взволнованно спросил: «Ну, и что он тебе сказал? Что?!» Шепотом Ниночка ответила:
 - Он сначала спросил, есть ли у меня муж, родственники, а когда я попросила сказать мне все прямо, врач не стал скрывать, что дела мои неважны... Но все еще может измениться, если...
Не договорив, снова заплакала. Она поняла, что слезы - ее единственное оружие, против которого у мужа нет защиты. Он всегда терялся, когда жена плакала.
-  Ну что же сказал врач? - Дима поторопил ее, боясь услышать самое худшее. Он присел рядом с Ниной, положил руку на плечо, обтянутое шикарным шелковым халатом. Он вдруг почувствовал к жене какое-то незнакомое прежде чувство жалости и вместе с тем вины за то, что она вот так страдает, а он не в силах помочь.
Ниночка очень хорошо почувствовала, что победа над мужем не за горами. Вряд ли ему даже в голову придет проверять ее слова, он всегда был порядочным и верил людям на слово.
-   Врач сказал, что если я рожу ребенка, то, скорее всего, смогу выздороветь... Разве я могла ему сказать, что и сама хочу стать матерью, и готовилась сказать об этом мужу, но он ушел, даже не поговорив со мной! Просто сбежал, оставив какую-то нелепую записку. - И Ниночка сквозь слезы продолжала, не обращая внимания на попытки мужа что-то сказать. - Как ты понимаешь, я пошла не к участковым врачам, а в частную клинику, где гарантировали анонимность. Зачем мне лишние проблемы? Ты же знаешь, сколько наших знакомых позлорадствовали бы, узнав о моей беде? Вокруг столько завистников. Сколько раз меня спрашивали, как удается нам с тобой так замечательно жить душа в душу много лет! Вот и сглазили...
Дима был уже готов упасть к ногам жены и молить о прощении. Ему захотелось забыть свой решительный шаг, свой уход из дома как недоразумение.
- Ниночка, не расстраивайся! Ведь доктора могут ошибиться, да и скрытые резервы организма они не учитывают... Видишь, есть еще один шанс - и долгожданного ребенка родить, и от болезни избавиться. Все будет хорошо, я уверен. Ты только прости меня за побег, ладно? Глупо вышло, я и сам не ожидал от себя такого...
Ниночка не торопилась бросаться мужу на шею, боясь переиграть свою роль. А может быть, это была уже вовсе не роль? Ей уже казалось, что она действительно была очень больна, а теперь начинает потихоньку выздоравливать.
Просмотров:
comments powered by HyperComments