16 октября

Путин пригласил Тимошенко в будуар

ЮВ - «эффективный и очень популярный в своей стране политик, в советах со стороны она не нуждается»
Комплимент ВВП украинскому премьеру, которого не удостаивался даже Янукович, явно свидетельствует об успешности переговоров и о том, что два лидера нашли общий язык.
Я не знаю, везет ли Юлии Тимошенко в картах. Тем более - в любви. В делах внутриполитических в данный период она не очень удачлива. А вот за пределами нашей Родины ЮВТ одерживает победу за победой. Сперва - на дальних рубежах, в Брюсселе. Теперь на ближних - в Москве.
«Мне снился газ»
- С праздником! Жаль, поздравления Президента не услышим. - Тимошенко впорхнула в «третий салон», когда Ил-62 только-только набрал высоту.
Спецборт, обслуживающий высших чинов страны, условно поделен на три зоны. Первая - самая шикарная, для первого лица. Вторая по уровню комфорта аналогична бизнес-классу. Тут путешествуют «сопровождающие» - министры, депутаты, сотрудники аппарата. «Третий салон» - для журналистов и охраны, условия в нем самые обычные.
По традиции, перед началом поездки «первое лицо» инспектирует самолет вдоль и поперек, здороваясь со всеми его пассажирами. Аналогично - на обратном пути. Так почти всегда поступал спикер Литвин. В первые, триумфальные, месяцы своего президентства «ходить в народ» не гнушался Ющенко. Янукович на подобное отважился всего несколько раз, да и то лишь во вторую свою каденцию. Для Тимошенко это - золотое правило.
Не изменила она ему и по пути в Белокаменную. Несмотря на ранний час выходного дня Юлия Владимировна явно пребывала в хорошем расположении духа, была бодра и весела. Еще бы: в отличие от прошлого раза, ее московских порывов Секретариат не сдерживал. Напротив: Банковая охотно ее туда выпроводила, снабдив, для порядка, директивами. Ющенко предписал ЮВТ «четко закрепить на международном уровне показатели объемов поставок российского газа, необходимых для 2009 года». Аналогично - объемов транзита. Также - «продолжить и финализировать переговоры в части формулы цены на газ».
- Что вам снилось накануне визита? - поинтересовались журналисты.
- Газ! Газ! Много газа! - не растерялась Тимошенко. - Чтоб проходил из России в Украину по большим трубам в Европу и еще немного оставалось, - при этом она взмахнула в воздухе руками так, будто гоняла этот воображаемый газ туда-сюда.
На самом деле Тимошенко бодрилась. Задачу ей Ющенко задал пресложную.
Будуар для двоих
Из аэропорта «Внуково» в центр Белокаменной кортеж домчался неприлично быстро - минут за двадцать. Дороги по пути следования Тимошенко были наглухо перекрыты.
Сия малая деталь сама по себе уже была хорошим знаком.
Владимир Путин назначил свидание Юлии Тимошенко в Доме приемов правительства РФ. Этот причудливой красоты особняк два века назад Савва Морозов построил на московской Воздвиженке для одной своей возлюбленной. Фасад здания отдаленно напоминает наш «Дом с химерами». В середине каждое его помещение выполнено в разных стилях: от охотничьих мотивов в центральном холле до древнегреческих колоннад в пролетах второго этажа. При Советах тут дислоцировался «Дом дружбы с народами зарубежных стран». Теперь здесь принимает гостей Путин. С украинским премьером он решил уединиться в маленькой, метров на двенадцать, комнате с лепным потолком.
Как выяснилось позже, изначально в этой комнате был будуар.
- Я очень рад вас видеть, нам есть о чем поговорить, - сказал Путин, дождавшись, пока Тимошенко умостится в низком кресле.
ЮВТ кивнула.
- В вопросах экономического сотрудничества между нашими странами есть ряд позитивных сдвигов, - продолжил ВВП. Всем своим видом давал понять: на лучшее украинская гостья может и не надеяться. Газ - 450 долларов, Черноморский флот - навечно, все ракеты - только на Украину. И вообще, о чем речь, если даже коалиции у нее нет и легитимность ее Кабмина из-за этого под вопросом. О чем с ней договариваться?
- Мы надеемся на оживление сотрудничества, - Тимошенко делала вид, что не замечает.
Покуда Юлия Владимировна толкала приветственную речь, Путин на нее не смотрел. Сцепив руки замком, российский премьер уставился в пол. Так, как будто никогда не видел ни собственных шнурков, ни золотых виньеток ковра.
Тимошенко умолкла. Повисла неловкая пауза.
- Спасибо, спасибо, - сухо протянул Путин, скривив лицо в иезуитской гримасе. Так, как будто ему больно было улыбнуться. Вальяжно развалившись в кресле, он небрежно обхватил обеими руками его низкие подлокотники.
Прессе дали знак выйти вон. Дверь закрылась. Начались двусторонние переговоры.
Тимошенко - налево,
Путин - направо
Вместо запланированных 55 минут встреча двух премьеров продолжалась почти два часа. Публика в зале откровенно скучала.
- Мы предлагаем простую и четкую схему: постепенный переход на европейские цены в течение пяти лет, - доверительно сказал Продан.
- И что?
- Не хотят. Причем, мотивируют как-то странно. Сколько договоров по газу есть, а они на политические договоренности ссылаются. Дескать, ваш Президент о другом говорит.
- Конечно, от политических договоренностей много зависит, - подтвердил Винский, - хотя, по-хорошему, так быть не должно.
Путин и Тимошенко разделились у порога зала. Тимошенко двинулась налево, Путин - направо. Каждый - на свою сторону стола.
- В прошлый раз мы обозначили 11 главных приоритетов двустороннего сотрудничества. Сегодня из 11 этих направлений у нас девять проектных планов. Один из них - создание зоны свободной торговли с учетом всех правил ВТО, - начала Тимошенко.
- У нас много вопросов, требующих решения в сфере энергетики, промышленной кооперации, военно-технической отрасли, - сказал Путин.
Он говорил очень тихо. Это такой известный психологический прием: чем тише человек говорит, тем внимательнее его слушают и больше веса придают словам.
Тимошенко в советах
Путина «не нуждается»
За пять минут до начала пресс-конференции российским журналистам раздали текст заявления, которое, как ожидалось, озвучит Путин. Украинским СМИ на него смотреть строго-настрого воспрещалось. Все же «Обозу» краем глаза удалось увидеть документ. Первые две страницы - дежурные протокольные здравицы. Третья начиналась фразой: «и все же между нашими странами, к сожалению, есть еще немало проблем». Далее - весьма резкие, отнюдь не дипломатичные упреки в противлении развитию российского бизнеса в Украине, недовольство объемами товарооборотов и приграничным сотрудничеством, обеспокоенность нашей внутриполитической нестабильностью. В таком духе - следующих два листа.
Я как раз намеревалась перефотографировать текст, когда в зал вошли Тимошенко с Путиным. Кислая физиономия Владимира Владимировича не предвещала ничего хорошего. Подойдя к стойке с микрофоном, он безо всякого промедления достал из внутреннего кармана пиджака свернутую пополам бумажку и принялся читать заготовку. С первых же строк все совпадало.
Я посмотрела на Тимошенко. Лицо ее оставалось безучастным, казалось, ей уже все равно.
Неожиданно Путин запнулся и умолк.
- Спасибо, - сказал он, сворачивая бумажку. Речь его оборвалась в том самом месте, где, по тексту, начиналась критика двусторонних отношений.
Все мы - украинские СМИ, видевшие «шпаргалку» российских коллег, недоуменно переглянулись.
Дальше началось и вовсе что-то невероятное. Первый вопрос касался газа - цены, транзита, объемов поставок.
- Очень бы хотелось, чтоб мы постепенно перешли на европейское ценообразование, - протянул Путин.
Я глянула на Продана - лицо его расплывалось в широкой улыбке.
Главное, конечно, азиатские поставщики - «они готовы перейти на новые цены с 1 января 2009-го». Украина непременно примет участие в переговорах в качестве третьей стороны, - заверила Тимошенко. В том, что результат будет для нас позитивным, она не сомневается.
- Я хочу отметить и делаю это с удовольствием, что действующее украинское правительство создало все условия для стабильной работы в этой сфере. Впервые за много лет нет долгов по текущим платежам между российскими поставщиками и украинскими потребителями.
«Комсомолку» интересовало НАТО. Украинская гостья ответила традиционно - «только по результатам референдума».
Очевидно, результат этой встречи изначально должен был быть другим. Не столь оптимистичным для Тимошенко. Что изменило ход событий, известно только им двоим - Юлии Владимировне и Владимиру Владимировичу.
Вместе с тем, до последней минуты пребывания украинской делегации в Доме приемов правительства РФ атмосфера там оставалась довольно напряженной. Выражаясь языком журналистских штампов: воздух был буквально наэлектризован. В том числе - на пресс-конференции. «Обоз» решил несколько разрядить обстановку.
- Владимир Владимирович, - я потянулась к микрофону, - вот вы и премьером были, и президентом. Можете, как говорится, сравнивать. Кем лучше работается: премьером или президентом? А то Юлия Владимировна очень хочет президентом стать и рейтинг у нее высокий - для 2010 года все шансы есть. Что вы ей посоветуете?
Зал захихикал. Громче всех - Тимошенко. Ей это, конечно, было приятно. Более того - выгодно, с точки зрения внешнеполитического позиционирования.
Однако целью моей было не пропиарить Юлию Владимировну, но расшевелить ее визави. Путин глянул на меня исподлобья.
- Юлия Владимировна - подрастающий, эффективный и очень популярный в своей стране политик, - неожиданно выдал он. Тимошенко расцвела. - В советах со стороны она не нуждается.
Дальше он, не без удовольствия, заговорил о себе. Вспомнив опыт первого еще премьерства, Путин признался: «Это тяжелая ежедневная работа, я знаю это не понаслышке». Главе исполнительной власти приходится решать множество социальных и хозяйственных вопросов, «но это именно то, что волнует граждан». Напоследок Владимир Владимирович не забыл выразить благодарность «Госдуме и Президенту РФ» за оказанную ему высокую честь вернуться в премьерское кресло.
- Нас бы убили за такой вопрос Путину, - пропищала российская журналистка во втором ряду.
Премьеры тем временем обсуждали Черноморский флот.
- Уже 225 лет флот находится в Севастополе. Он, конечно, российский, но работает на обеспечение безопасности и суверенитета украинской стороны, - важно заявил Путин.
- У нас есть соглашение до 2017-го, и мы не собираемся его пересматривать, - поспешно вмешалась ЮВТ. - И региону, и миру важно, чтоб Украина и Россия искали точки соприкосновения.
- Я хочу поблагодарить госпожу Тимошенко за эти слова. Какие-либо односторонние действия в этом вопросе мы считаем деструктивными.
- Юлия Владимировна, что вы с ним сделали? - допытывался «Обоз» уже по пути в Киев.
- Ничего. Хи-хи… - смеялась она своим мелким дробным смехом. - Интенсивная психотерапия.
- И только? Неправда. Вы наверняка знаете, что на пресс-конференции он готовился разнести все в пух и прах. Мы видели заявление.
- Всю критику Украины в этом заявлении Путин вычеркнул собственноручно, - серьезно сказала Премьер.

Соня Кошкина, интернет-издание «Обозреватель»

Просмотров:
comments powered by HyperComments