27 ноября
  • ПОДПИСКА НА НИКОЛАЕВСКИЕ НОВОСТИ
  • КОМПЛЕКТ
  • ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
  • ТЕЛЕВИЗИОННЫЙ
  • СПОРТ
  • Украину строим по кирпичику

    «ДельтаЮгСтрой» и его создатель Владимир Кириленко обеспечивают Николаевщину и треть страны качественным шифером, тротуарной плиткой и кирпичом

    В свой «полтинник» с небольшим Кириленко даст фору любому пацану. Подтянутый, подчеркнуто аккуратный, модный в одежде и по-юношески накачанном теле, неотделимый от своего вороненого «джипа», как всадник - от коня (это как раз не из-за моды, а потому, что нужно быть сразу в нескольких местах, а такой «конь» - надежный и мощный) - таким себя видит чуть не каждый. Но это, как говорится, фасад. Чтобы держать форму, утро Владимира Петровича вот уже который год начинается с двухчасовой зарядки, и ее не может отменить ни неважное настроение, ни погода. Даже ладони загрубели от турника. Это и есть то немногое, в чем его легко может скопировать любой, кто мечтает быть в этой жизни успешным. Разумеется, не ленясь. Но отсутствие в распорядке дня этого короткого слова и есть секрет успеха Кириленко. Потому что благополучие падает на голову только в американских фильмах и в наших народных сказках.
    А чтобы в остальном походить на основателя торгового дома «ДельтаЮгСтрой» В. П. Кириленко, собравшего под единую крышу два уникальных, единственных в области завода - шиферный «Дельта Буг» и кирпичный, и который, кстати, также един в двух лицах: и владелец, и генеральный директор обоих, нужно иметь парочку дипломов о высшем образовании, полученных, кстати, не за деньги, а по уму (на электрофаке НКИ и в строительном институте), помотаться после армии со своим «СМУ» по всему Советскому Союзу, помыкаться с семьей по съемным квартирам. Да и теперь, будучи фактически хозяином предприятий, не просто «стричь купоны», а ежедневно принимать участие и в производственном процессе, и в обеспечении «штатного состава» предприятия всем необходимым для работы и жизни. Включая своевременную, и очень неплохую, зарплату. С одной стороны выходит, что Кириленко - «хозяин заводов, газет, пароходов», а с другой - коллектив душевно называет его Петровичем, как своего и родного.
    И правда, за десяток-полтора лет люди не только сработались, но и сдружились в одну семью. Каждый знает, как важно понимать, что у тебя есть надежный тыл. Проверенных жизнью, экстремальными ситуациями, радостью и огорчениями - таких людей, обычно, немного.

    Инесса Николаевна Соболева - строитель с большой буквы, с огромнейшим опытом работы, исключительной человеческой порядочности. Михаил Семенович Новицкий - среди строителей Николаевщины человек настолько известный, что не нуждается ни в каких эпитетах. Александр Григорьевич Комнатный - возглавляет транспортный цех, и в своем деле, считает Кириленко, ему нет равных. Кроме мэтров, думая о будущем, Владимир Петрович подбирает и зеленую молодежь, правда, с красными дипломами, в основном, после Могилянки. Теперь всем «старым» коллективом мягко, но твердо специализируют новое пополнение под свою специфику.
    Татьяна Киселева, Татьяна Горбенко, Наталья Карпенко - молодежь не ропщет, а учится у старших товарищей. В общем, конечно, кадровая политика выстроена грамотно, в производстве участвуют все возрастные группы. Вот и молодого директора шиферного завода Воронина даже аксакалы уже называют Александром Павловичем - за десять лет стал профессором своего дела. А директор кирпичного, Сергей Николаевич Бабой, уже зрелым специалистом «вписался» и в сложившийся за годы «комсостав», и в производство также.
    Со СМУ по Союзу
    В биографии Владимира Петровича можно обнаружить все те же типичные вехи жизненного пути молодого человека, правда, «советского периода», со здоровыми амбициями. Вихрь жизни сначала унес парня из родительского дома в крымской Балаклаве аж в Латвию - в армию. Отслужив, сориентировался, где можно прилично зарабатывать, и подался в строительно-монтажное управление, поначалу простым рабочим. Кочуя со СМУ по просторам Союза, в далеком 1973-м оказался в Николаеве. Может, и понесло б его перекати-полем дальше, если бы не попал как-то с производственной травмой в медсанчасть ЧСЗ. А тут его поджидала не зеленка и бинты, а сама судьба - молоденькая медсестричка Галя. Именно поэтому Володя Кириленко остался в Николаеве, поступил в престижный НКИ. И пошло-поехало. Уже на втором курсе молодой папаша нянчил первенца Женю. Даже не передохнув после получения диплома, снова пошел учиться - уже в строительный институт. Расчет был простой: профессия хоть и не легкая, но дело знакомое, не пугает, заработки приличные, так что для обеспечения семьи вполне подходит. Да и по нутру. Зачем останавливаться? - рассуждал, если чувствуешь в себе силы и способен на большее? А раз так - значит, нужно идти дальше. Короче, и второе высшее, и второй сын Денис появились у Кириленко в один год. Он успел поработать пару лет прорабом, а потом и начальником строительного участка воинской части. Жилые пятиэтажки, коммуникации, котельные в Очакове, практически все николаевское Кульбакино - и авиаремонтный завод, и ангары, - построены при его участии.
    А в смутном 88-м тридцатитрехлетний отец семейства, «обремененный» двумя дипломами, решился на работу за границей - в капиталистической Сирии. Теперь уже, оглядываясь на ту двухлетнюю командировку в качестве советника по строительству, Владимир Петрович понимает, что тот опыт не просто на многое открыл глаза, а вообще заставил пересмотреть свою жизнь. Если уж совсем честно, то и сейчас не дают ему покоя сравнения той «забугорной», почти двадцатилетней давности, страны - с нашенским житьем-бытьем. Эх…
    - Я был, считаю, хорошо подготовленным специалистом - поехал же консультантом. Хоть объект, на котором стал работать, и был знакомым - такой же авиаремонтный завод, но все было по-другому, и многому пришлось учиться заново. Обидно мне признаваться, но правда есть правда: я считаю, что сегодня мы еще во многом не дотянули до того уровня, который я видел в Сирии почти два десятка лет назад. Меня это сравнение точит до сих пор. Но с другой стороны, если бы не поработал там, то и здесь бы ничего не смог создать. Мы же не хуже других - люди у нас толковые, работящие, да и жизнь-то всего одна, хочется жить по-человечески!.. А для этого ведь что нужно? - только труд и голова.
    Но когда Кириленко вернулся «из-за бугра», выяснилось, что Родина вошла в кризис.
    - И тут, - говорит Владимир Петрович, - она меня трижды сильно обидела. Первый раз - это когда приехал я оттуда с деньгами на «Волгу», а магазины эти, «Березки», позакрывались, деньги стали ничто, и получил я за все про все аж ящик водки… Потом начались купоны: сегодня поменял рубли - получил пачку бумаги, а на следующий день ими можно было обклеить стены. В третий раз было больнее всего - рассыпалось строительное управление Черноморского флота, и нам сказали: ищите работу… Чем я тогда ни занимался?.. И духовки продавал, и лодки, возил на своем «пирожке» сахар, сыр… А потом решил - все, хватит, нужно начинать свое дело. В жизни же как бывает: одного бьют, бьют, и он все равно поднимется, а на другого только замахнись - и он уже умер…
    Европейское качество николаевского шифера

    Сейчас понятно, что рассудил он тогда, в 1995-м, правильно - нужно собрать «своих», строителей. Сбивал команду из классных специалистов, оказавшихся в то время никому не нужными. Знал, что они были способны на большее, чем у них было. Некоторых буквально выдернул с «наклонной», потому что, как говорит Кириленко, «часто же так бывает, что денег нет, весь в долгах, а водки много всегда». Но зато теперь он вполне рассчитывает на «золотой десяток» единомышленников, и доверяет им, как себе. Да что говорить - сейчас это одна семья.

    Начали с создания предприятия по производству строительных материалов - ООО «РСУ-Югстрой». В конце 2003 года взяли в аренду шиферный завод. Оказывается, в Николаеве, в районе старого аэропорта, уже более десяти лет имелся таковой, с полутора десятками штатных работников, экологически чисто сопевший цементом, поскольку из-за отсутствия поблизости жилья некому было и досаждать. Ни шатко ни валко, производили они в месяц по 20 тысяч листов шифера, а 4-5 месяцев простаивали. Да и тот, что сделали, некому было реализовать.
    - Из необходимой базы тут был только производственный корпус и устаревшая шиферная линия. Мы сразу взяли кредит в банке, купили современное немецкое оборудование. Арендовали вдвое больше земли, и, кстати, до сих пор постоянно ее застраиваем новыми производственными помещениями. Подвели газ, организовали свою производственную лабораторию и пригласили грамотных технологов. Потребовалось 100 рабочих мест. Со всей области к нам на работу потянулись люди. Сейчас зарплата рабочего, в среднем, до полутора тысяч гривен, у бригадиров - больше, плюс премии, и все вовремя, в рамках колдоговора. О текучке кадров речи нет, наоборот, завод становится все привлекательнее. Мы провели аттестацию рабочих мест, наладили спецпитание, выплачиваем надбавки за условия труда. На работу и с работы людей возит наш автобус. Короче, делаем все, чтобы наши сотрудники были уверены в завтрашнем дне, потому что от работы каждого конкретного человека, я считаю, зависит успех всего дела.

    Понятно, что с расширением потребовалось и больше сырья. Сейчас вот получаем по 120 тонн цемента в сутки с Ольшанского цемзавода - и им, таким образом, помогли создать новые рабочие места. Только вот в последнее время неразбериха началась - и с цементом, и с ценами…
    А производство-то не стоит: 150 тысяч листов ежемесячно, то есть, один миллион 750 тысяч в год. Это о чем говорит? О том, считает Кириленко, что раз на все это есть спрос, то выходит, что народ настроен оптимистично: строятся, значит, есть вера в будущее. Не сразу, поэтапно Кириленко приучает соотечественников к тому, что «наше» ничуть не хуже заграничного, а люди достойны жить в европейских условиях. Вот прошлым летом купил немецкую линию по покраске кровельного шифера - чтоб было не хуже, и даже качественнее, чем дорогие импортные материалы.
    Только вот обидно, говорит, что люди, вместо того, чтобы приехать прямо на производство и тут же закупить старый добрый шифер, по-европейски «порционно» упакованный в полиэтилен, обвязанный полипропиленовой ленточкой, заботливо уложенный на деревянный поддон, да еще и с гарантией, да с доставкой, если надо, своими «Супер-МАЗами» «до порога» покупателя, обращаются к посредникам-перекупщикам. Несправедливо это, пеняет Кириленко, когда посредники зарабатывают больше, чем производители. Хоть и не его это деньги, но обидно за людей, когда знает, что им приходится переплачивать. Известное дело: когда что-то строишь, каждая копейка на счету.
    Впрочем, постоянных клиентов достаточно. Это и предприятия, и частные предприниматели как нашего региона, так и соседних областей - Кировоградской, Одесской, Херсонской, Черкасской, Днепропетровской и даже Хмельницкой. На очереди даже ближнее зарубежье в лице Молдовы.
    На фоне того, что в стране не так уж много шиферных заводов - всего девять, очевидная успешность николаевского была отмечена по итогам 2005 года, которые подвела Международная ассоциация производителей асбоцементной продукции «Украинское хризотиловое объединение» (Россия, Беларусь, Украина, Казахстан): завод был признан одним из лучших по производительности, качеству продукции и рентабельности. Зимой прошлого года В. П. Кириленко, при подведении итогов регионального конкурса «Имена года», был удостоен приза в номинации «Имя в строительстве», а в особо почитаемый людьми этой профессии день строителя его отметили за весомый вклад в развитие строительства на Николаевщине как «Строительных дел мастера».
    По тротуарной плитке «от Кириленко» будут ходить еще лет сто!
    Как это обычно бывает в жизни: чем большего человек достиг, тем больше горизонта ему видится. Это к тому, что в данном случае производство кирпича, тротуарной плитки и стеновых блоков (это, кстати, 50 дополнительных рабочих мест) так и просилось к жизни. Вернее, в строительный цикл. В прошлом году эти три перспективных направления и обозначили производственный характер кирпичного завода, построенного на полутора «квадратах» предусмотрительно купленных когда-то площадей.
    Если стеноблокам и тротуарной плитке «от Кириленко» пошел уже второй год, то кирпич начали производить только этой зимой. Дело набирает обороты, сейчас из стеноблоков, которые выпускает цех за сутки, можно выгнать 50 «квадратов» наружных стен. Правда, чтобы их выработать, пойдет дня три. И тогда выйдет домик примерно шесть на восемь. Другими словами, что ни сутки - с конвейера сходит дом в разобранном виде.
    У Кириленко все кажется просто. Вот, говорит, берем все тот же цемент, мелкую гранитную крошку и воду - получаем тротуарную плитку. В смену цех выдает до 100 квадратных метров разнообразнейшей по цвету (16 оттенков) и форме (около 30 видов), но одинаковой по ГОСТам продукции: с пластификатором и гидрофобизатором (добавкой, чтобы не впитывалась влага). Хочешь - бери, что есть на складе, а хочешь - закажи плитку на свой вкус. Для особо ленивых строителей, кому неохота ехать, чтоб присмотреться, на сам завод, можно порекомендовать потоптаться по новенькой плиточке, которой николаевская мэрия недавно облагородила подступы к зданию - кириленковская.
    А вот кирпич - это, можно сказать, новое детище, которым на заводе и сами пока не налюбуются.

    - Вот, - с гордостью говорит Кириленко, - купили оборудование. Дорогое, с компьютерным управлением. Но оно того стоит. Выдает кирпичик в кирпичик: с идеальной поверхностью, ровно сантиметр в сантиметр, улучшенного качества. Если захочет вмешаться «лихой» человек, ну, чтобы, скажем, занизить качество, то машина просто отключается. У нас есть все экспертизы, продукт сертифицирован, прошел физико-механические испытания и лабораторные исследования и пригоден для любых помещений, и внутренних в том числе. Знатоки оценят: наш кирпич марки 255 и 300 превышает ГОСТовские нормы в полтора-два раза и «проживет» 50-100 лет.
    Совсем недавно, в мае, когда и самому Кириленко, и работникам еще не наскучило так недавно запущенное производство, уже начали выпускать облицовочный кирпич «скала» и «дикий камень». Модно это сейчас и красиво, да и строительный сезон в самом разгаре. И если, к примеру, вся Николаевская область разом кинется покупать у Кириленко стройматериалы, склад с готовой продукцией свыше двух тысяч квадратных метров выдержит атаку: в любой момент тут больше 200 тысяч штук кирпича, кроме стеноблоков и плитки. А чтобы купить, что захочется, потребуется полчаса с перекуром. Кстати, если возник интерес, вот они, телефоны: 48-90-24, 48-97-97. И Бог в помощь.
    Как говорят на заводе, сначала мы сделаем вам шиферную крышу, потом стены и тротуар.
    Скоро, планируют, начнется производство и «сопутствующих» товаров «под шифер»: стропил, гвоздей, досок. В общем, семимильными шагами - к строительному супермаркету.
    Во всяком деле есть внутреннее ощущение того, что ты готов подняться выше. Кириленко давно уже живет в этом времени: создавший себя сам, он может и знает, как помочь другим, - хватит и души, и опыта, и знаний. Много чего вынашивает Петрович: хочет открыть для своих сотрудников столовую, регулярно организованно вывозить коллектив на отдых, достойно оплачивать труд, причем, его люди должны получать зарплату при любых обстоятельствах. А для этого не просто придумать еще что-то, но экономически обосновать и вдохнуть жизнь в жизнеспособный проект. Потому что твердо знает - останавливаться нельзя (да и как же тут остановишься - люди же за тобой, коллектив!). А идя вперед, помнит, что обязан постоянно подтверждать те «высоты», которых достиг. Кириленко даже во сне помнит, что заработать Имя тяжело, а потерять его - раз плюнуть. Помнит, что всякую минуту должен держать ответ за свои слова и поступки.
    Он частенько повторяет, что в любом деле есть «главный вопрос» и «вопрос в первую очередь», и их необходимо четко различать. Но какие бы минусовые температуры ни морозили производство, а высокие - ни разогревали, какие бы политические ветры ни витали над страной, оба эти вопроса сливаются в один постулат: он считает себя в ответе за тех людей, которые его окружают. Все просто. И надежно. Потому что с Петровичем надежно все.

      Просмотров:
      comments powered by HyperComments