Украденный депутатский «москвич» в городе Николаеве искали с помощью военных вертолетов

Комментарии:

Старшее поколение хорошо помнит, что значило ЦК Коммунистической партии в те, уже отдаленные, времена.

70-е годы минувшего века. Последние дни декабря. Николаевцы находятся в предновогодних заботах. К Центральному рынку подкатил «москвич» в экспортном исполнении. Из него вышли женщина, мужчина, девочка лет 7-8. Отсутствовали недолго. Когда возвратились, автомобиля на месте уже не было. Событие, казалось бы, не такое уж редкое, но…
Как выстрел, как гром среди ясного неба повергли николаевских чиновников через 10-15 минут. Сотрудники правоохранительных органов, обкома компартии и многих других солидных учреждений буквально сбились с ног. Бесконечные телеграммы, телефонные звонки, указания следовали с молниеносной быстротой. Уже были задействованы отдельные подразделения военных. Что случилось?
Оказалось, что угнанный-то  «москвич» - личный подарок самого Шелеста - первого секретаря ЦК КП Украины.
Но это еще не все. Подарен он был депутату Верховного Совета УССР, члену Центральной Контрольной Комиссии ЦК КПУ Марье Ивановне. К тому же, владелица автомобиля была дважды Герой социалистического труда. Кроме того, в перчаточном отделении угнанного автомобиля находились две Золотые Звезды Героя, два ордена Ленина, орден «Дружбы народов», «Октябрьской революции» и многое другое. И еще - там же находилась книжка-удостоверение ЦК КПУ, бесплатные проездные документы и еще не менее значимые свидетельства. И все это исчезло.
Нужно было немедленно сообщать в Киев, Москву. Ну, а что затем? Не трудно догадаться.
А тем временем супругов и ребенка, проезжавших через наш город, бесплатно определили в новую гостиницу «Николаев», номер «люкс».
Шло расследование. Выяснилось, что Марья Ивановна ехала с мужем и ребенком по делам, требовавшим тех документов и наград, которые остались в похищенном автомобиле.
Многочисленная оперативно-следственная группа, наметив десяток версий, отрабатывала их. Было просчитано, на сколько километров можно успеть уехать на машине за истекшее время, учтен расход бензина, состояние дорог. Соседние области также подключились к поиску. В воздух были подняты военные вертолеты: просматривали многочисленные лесополосы. Проверяли рынки, автогаражи. Но автомобиля не было. Штаб по расследованию этого резонансного преступления работал сутками. Истекали все установленные свыше сроки по розыску автомобиля. Все нервничали. Готовы были к худшему. Эх, полетят погоны, так думали многие.
Ситуация была критической. Держать в неведении центр становилось опасно. Милиция выжидала, не воспользуются ли злоумышленники «высокими» партийными документами или наградами.
Уже наступило 30 декабря. Результат розысков - нулевой. Марью Ивановну с семьей отправили домой. Разносы со всех  сторон достигли своего апогея.
Раннее утро 1 января. Снежок и приятный морозец. Николаевская астрономическая обсерватория. Ее руководитель Гордон пришел поздравить дежуривших сотрудников, осведомиться также о делах.
Неподалеку при входе в обсерваторию сотрудники строили несколько боксов для автомобилей. Некоторые боксы были уже готовы, другие достраивали. Гордон знал все автомобили, принадлежавшие сотрудникам. Их было немного. Взгляд Гордона остановился на незнакомом «москвиче», который имел не николаевский госномер. Автомобиль стоял впритык к недостроенному боксу. Гордон позвонил в милицию.
Через несколько минут около злополучного угнанного «москвича» находился уже десяток чиновников очень высокого ранга. Долго советовались, наконец, открыли дверцу машины. В салоне ничего не повреждено, не разграблено. Видны остатки веселого время-препровождения молодежи. Открыли перчаточницу в машине. Не может быть! Все было на месте. И документы, и медали… Немая сцена. Внешне автомобиль был абсолютно цел, без повреждений. Его искали всюду. А нашли случайно в 4-5 кварталах от места угона… Новогодние чудеса, да и только.

Rambler's Top100