18 декабря


Злая душа

Заговаривай на смерть! Чтоб или вернулся, или умер,- говорила она ворожке о своем муже Впервые Галина влюбилась в двадцать лет. Павел ее тоже полюбил. Они встречались. Паша был х

Заговаривай на смерть! Чтоб или вернулся, или умер, - говорила она ворожке о своем муже
Впервые Галина влюбилась в двадцать лет. Павел ее тоже полюбил. Они встречались. Паша был хорошим парнем, работящим, непьющим. Дело шло к свадьбе.

Заговаривай на смерть! Чтоб или вернулся, или умер, - говорила она ворожке о своем муже

Впервые Галина влюбилась в двадцать лет. Павел ее тоже полюбил. Они встречались. Паша был хорошим парнем, работящим, непьющим. Дело шло к свадьбе.

На Троицу они с компанией поехали на озеро, купались. Парни прыгали в воду с крутого берега. Паша прыгнул в очередной раз, сильно оттолкнувшись, ударился о дно головой. У него сразу же отнялись ноги. Бил руками по воде, не мог и лицо поднять из воды. Хорошо, что друзья догадались, что с Павлом что-то произошло. Вытащили из воды, положили на землю. Кто-то завел мотоцикл и помчался вызывать скорую.

А потом его отвезли в областную травматологию. Галина очень испугалась. Пашу прооперировали. У него оказался раздробленным один из шейных позвонков. Приговор врачей был жестоким. Полный паралич. Она просидела возле парня сутки. Потом ее заменила мать Паши. А Галина уехала и больше в больницу к любимому не приезжала. Поплакала и поставила крест на своей любви. Она поняла, что не сможет посвятить свою жизнь парализованному Паше. Люди осуждали ее. Даже родной отец возмущался ее поступком, кричал:

- Ну, что же ты сразу-то от него отказываешься? Может, он и поднимется еще. Ведь такой парень! Поддержи его…

Паша, действительно, поднялся. Правда, ему пришлось много вытерпеть, пережить не одну операцию, но ему не занимать было мужества, характера, желания встать на ноги.

Через несколько лет он женился на Галиной подруге, был счастлив в семейной жизни. О Галине в его семье старались не вспоминать. Даже имя Галина они не могли слышать.

Ну, а что же Галина? Красивая, здоровая, успешная девушка работала бухгалтером на сырзаводе, где было много мужчин и парней. Но как-то не ладилось у нее с ними. Родители уже переживали, что она так и останется одна.

Вскоре на заводе появился молодой мужчина, инженер, симпатичный, видный. Галя сразу же положила на него глаз. Но главное - он был деловитым, работящим и честным. Если что пообещал, значит, можно быть уверенным - сделает. На такого человека можно было положиться во всем.

«Хороший семьянин будет, упускать его нельзя», - рассуждала Галина. И хотя любви к нему не испытывала, она его не упустила. Коллектив отмечал какой-то праздник. Выехали на природу, жарили шашлыки, играли в волейбол, пели песни. Вокруг было чудесно. Галя пригласила Бориса помочь ей принести воду из родника. Он согласился. Сначала они пили воду из ладоней, которая ломила зубы, смеялись. Галя рассказывала, что коллектив завода ежегодно отмечает здесь праздник, потом повела его через лесочек к горе, с которой открывался великолепный пейзаж. Здесь у них все и произошло, быстро и как-то буднично. «Вот май и повенчал нас», - сказала Галя. Борис был в растерянности. Но как честный человек не мог поступиться совестью: «Когда в загс пойдем, Галя?».

И началась у них семейная жизнь, размеренная, спокойная. Дом-работа, работа-дом. Галина оказалась хорошей хозяйкой, Борис - заботливым хозяином. Все было, как и представляла себе Галина: крепкая семья, достаток, хороший муж. Что еще человеку надо? Все у них было хорошо. До поры до времени. Единственное крупное событие - Борису предложили работу в горисполкоме. У них уже подрастала доченька, когда он встретил ту, единственную. В его отделе появилась новенькая. Вошла, и кабинет словно озарило светом.

- Светлана, - представилась она.

С тех пор Борис не мог дождаться утра, чтобы вновь встретиться со Светланой. Нет, она не была красивее Галины, не была моложе ее. Борис не мог в себе разобраться, почему его так тянет к ней. Но без нее у него все валилось из рук.

Света тоже словно озарялась радостью, когда на пороге появлялся Борис. Их неудержимо влекло друг к другу, и они все чаще вместе засиживались на работе, вместе выезжали на предприятия. Конечно, не заметить этого сотрудники не могли. И до Галины дошли слухи: у Бориса служебный роман. Впервые она устроила Борису скандал:

- Ты мне изменяешь!

Он оправдывался, что ничего со Светланой у них нет, что это все наговоры. Но оправдывался он вяло. И вдруг замолчал. С одной стороны, действительно, ничего не было, а с другой - было, и еще как было. Он не мог без нее и дня, выходные тянулись, как вечность. «Что же ты замолчал?», - не унималась Галина.

С этого времени спокойная и размеренная жизнь Бориса нарушилась. Галина каждый день упрекала его в измене, которой не было. Не могла она смириться с ролью второго плана, а главное, не могла смолчать… И чем больше она его пилила, тем больше он отдалялся от семьи. Галине советовали быть более сдержанной, не оскорблять мужа, мол, все у него перегорит, и он снова будет прежним, домашним, управляемым. Но злоба душила ее, и она выплескивала ее на мужа. Он весь ушел в работу и как бы раздвоился. Дома он - угрюмый молчун, на работе - жизнерадостный человек.

А потом однажды Борис и Светлана, возвращаясь из областного центра, попали в грозу и едва не погибли. Больше всех досталось водителю. Когда его завезли в больницу, они бросились в объятия друг друга, плакали, благодарили Бога, что живы и здоровы. Шептали друг другу о своей любви. Они стали встречаться чуть ли не каждый день, ловили каждую свободную минуту.

- Я не могу уйти из семьи, - честно сказал Борис Светлане.

- Знаю! И не прошу тебя об этом…

Галина не находила себе места. Она очень боялась, что Борис уйдет от нее, а вместе с ним уйдет и достаток в семье. Она во что бы то ни стало решила удержать Бориса. Когда дочурке было три годика, она сказала мужу, что у них будет еще ребенок. Борис ответил: «Хорошо». Встречи со Светланой на какое-то время прекратились. Борис пытался бороться с собой, но у него ничего не получалось. А Галина продолжала его упрекать в холодности, безразличии к ней и ревновать, ревновать.

- Галя! - как-то не выдержал Борис, - успокойся, я семью не оставлю. А если ты решить расстаться со мной, буду помогать. Обещаю. Только не мучай меня...

Галина все поняла, но расстаться не решилась. «Будь, как будет», - как всегда здраво рассуждала она, - лишь бы была семья, лишь бы у детей был отец!». Того, что семья останется без достатка, она уже не боялась. Если Борис сказал, что будет помогать, значит, будет. «Расстаться всегда успею», - подумала она.

Шли годы, Борис жил двойной жизнью, и жена, казалось, уже смирилась с этим. Главное, что в дом он носил деньги, что был хорошим хозяином и хорошим отцом. Она знала, что Борис по-прежнему встречается со Светланой, но терпела.

Борис из семьи не ушел и когда выросли дети. Выдал дочь замуж, сын учился в институте. Родился внук, а он все заботился о своей семье. Помог построить дом дочери. Галина думала: «Все, теперь он уже никуда не денется от меня».

Весть о том, что муж уходит, была для Галины, как гром среди ясного неба. Она была поражена: «Как уходишь?».

- Я свой долг выполнил, - устало сказал Борис. - Дети устроены, ты в достатке. Ты же знаешь, что я Светлану давно люблю. Не держи на меня зла…

- Ну и уходи! Ничего не получишь!

- Да мне ничего и не надо! - удивленно сказал Борис и ушел в чем был.

Галине пришлось привыкать к новой жизни. Без мужа. Без мужа бы она прожила, но то, что он ушел, с этим смириться она не могла. Даже, несмотря на то, что он, по большому счету, был ей не нужен, все же решила любыми средствами вернуть его. Пусть давно чужого человека, но чтобы был рядом с ней. Зачем ей это было нужно, она и сама не знала. Просто ее поедом ела злоба, и чем дальше, тем больше.

Галина испробовала все: и слезы, и скандалы в людных местах. Она просто преследовала его, отравляя жизнь.

- Галя! Не позорься, стыдно же, - сказал Борис, - люди смеются. Чем тебе помочь, скажи, я помогу. Но я не вернусь, хоть напоследок поживу для себя…

Казалось, Галина успокоилась. Но это была лишь видимость. «Все равно я его верну», - твердо решила она. И направилась к ворожке.

Словно бесовщина овладела уже далеко немолодой женщиной. Она выискивала адреса, ездила от одной ворожеи к другой, как одержимая:

- Заговаривай на смерть! Чтоб или вернулся, или умер.

Борис со Светланой прожили три года. Последний год он, до недавних пор пышущий здоровьем мужчина, провел в постели. Жизнь из него вытекала на глазах. Галина злорадно усмехалась: «Ни мне, ни ей». Перед смертью он просил у Галины прощения, она ответила: «Бог простит».

Когда он умер, она сказала:

- Вот, если бы не ушел от меня, здоров был бы.

После похорон Галина бесцельно ходила из угла в угол по огромной квартире, где все напоминало ей о муже. Дети стали замечать за ней неладное: то часами сидит, уставившись в одну точку, то беспричинно смеется, то разговаривает сама с собой.

Дети волновались.

Галина на себя была не похожа. Вместо лица - злобная маска. Что ни слово, то колкость. Отвадила от себя всех, в том числе и детей.

- Ну, что ты себя мучаешь, Галя, - как-то не вытерпела богомольная соседка, - сходила бы ты в церковь, причастилась. Гляди, и полегчает.

«А, может, и правда надо исповедаться», - вконец измученная Галина ухватилась за эту мысль. «Сколько на мужа ворожила, грех какой на душу брала, не отпустила его с миром перед смертью, а ведь он так просил меня, вот и мучают меня бесы…».

С той поры стала она посещать церковь. Ездила в Киев, в Лавру. К исповеди и покаянию Галина готовилась долго, придерживаясь всех церковных канонов. Несмотря на слабость, отстояла всю утреннюю службу, не чувствуя под собой ног, падая от усталости. Со слезами на глазах Галина подошла к священнику:

- Грешная я, батюшка, исповедуйте меня, развяжите от уз греховных.

Она уже наклонила голову, и вдруг что-то опустилось на ее плечо. Она невольно оглянулась: в лицо Галине злорадно смеялась какая-то женщина. Дикий оскал, леденящий блеск в глазах, жуткий хохот. И вдруг все поплыло, помутилось.

«Кто же это? За что?», - лежа на больничной койке, Галина вновь и вновь мыслями возвращалась к странному и страшному происшествию в церкви. Ту женщину она не знала. Но более всего ее мучило, что никто, кроме нее, не видел ее.

Она пыталась напомнить соседке, которая пришла навестить ее в больнице:

- Ну, как же, та женщина, которая дико смеялась…

- Не было никого, - перекрестилась соседка. - Это ты смеялась, как только к батюшке подошла, как только он руку занес для крестного знамения…

- Что же это такое было? - недоумевала Галина, чувствуя, как ее тело холодеет от одного лишь воспоминания.

И вдруг страшная догадка осенила ее… С тяжелым сердцем Галина встала с больничной постели. Ее кинуло в жар. Она подошла к зеркалу. На нее смотрела, скалясь … та самая женщина. Дикий хохот разнесся по больнице.

Нянечка и медсестра прибежали в палату, она уже стояла на подоконнике четвертого этажа и корчилась от жуткого смеха.

Они не успели ее удержать. Хохот за окном стих вместе с приглушенным звуком ударившегося об асфальт тела.

Просмотров:
comments powered by HyperComments

Loading...